Пол Эли Айви. Сияние Халсиона (Выдержки)

 

1) Хроника распада Храма:

«К 1931 году из-за ухудшения здоровья Дауэру становилось всё труднее руководить группой. Новый член Храма Уоллас де Ортега-Максей с большой помпой присоединился к сообществу, быстро овладел Учением Храма, стал его секретарём, но вдруг неожиданно уехал из Халсиона. Дауэр, которому в ту пору было шестьдесят пять лет, предоставил молодому священнику широкие полномочия. Во-первых, Максей внёс изменения в формы служб и облачения священников. Дауэр и многие храмовники полагали, что эти нововведения делали службы более интересными и впечатляющими. К кафедре добавилось новое алтарное пространство с занавесом из мягкой ткани, украшенное подсвечниками и курильницей благовоний. Портьеры из вельвета насыщенного тёмно-синего цвета окружали высокий алтарь. Вышитое изображение креста Иисуса и инициалы четырёх Учителей — Иллариона, Кут Хуми, Мории и Ракоцы (Учитель Р. появился с приходом Максея, но вскоре впал в немилость) — висели на заднем фоне. Храм разделялся алтарной частью, ограждённой низкими перилами и дверью, и возвышением по обе стороны кафедры для Главного Хранителя и Внутреннего Хранителя. В результате отправление обрядов переориентировалась с центрального алтаря на принятую у католиков осевую иерархическую схему, что не соответствовало первоначальной концепции служб и занятий квадрата Храма».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.264.

«Презентация нового Учителя, связанного с Максеем, показала, что космология Ложи у храмовников могла расшириться, как и способность группы менять свои планы. Возможно, приход нового Учителя был результатом действия аватарических сил, но факт Его появления одновременно с Максеем подразумевал, что у священника с ним была прямая связь. В марте 1931 года Дауэр встретился на занятиях с учениками Ордена тридцати шести, прочитав им статью о Сен-Жермене и представив его как нового Учителя. В заметках об этой встрече Вестфельт написал, что, по словам Дауэра, Сен-Жермена выполнил очень важную работу для Ложи и что сейчас он был напрямую связан с движением Храма. Он Учитель Большой Белой Ложи, которого мадам Блаватская называла венгерским учителем Ракоци, который будет иметь большое отношение к развитию нашей работы здесь, в Халсионе, и в других местах. Однако у нового направления деятельности возникали проблемы. На этом же собрании Дауэр выступил с нехарактерным для него заявлением, что не желающие работать в гармонии с планом расширения деятельности должны покинуть организацию Храма».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.265-266.

«Максей активно развивал связи с международными “квадратами” и другими теософскими группами, включая адъярскую, Кротона и Пойнт-Лома, и пытался объединить их братскими узами. После его яркого вступления в общество и стремительного лекционного турне от имени Храма он без лишнего шума сложил свои полномочия в начале января 1932 года после того, как раскритиковал Дауэра, но, вероятнее всего, его уход последовал за обвинениями в сексуальных домогательствах [16]».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.266.

«[16] The Artisan 32, Nos 6-7 (1931): 83. См. O.E. Library Critic (H.N.Stokes, ed.) 21, No. 8 (March 1932): 13. This issue was glued into Dower’s scrapbook, 112, Temple Archives. В статье о Максее говорилось: Когда Rt. Rew. Wallace de Ortega-Maxey начал свою деятельность в Храме Человечества в Халсиона, Калифорния, и взял на себя работу по распространению идеи о высокой роли… Учителя Илариона, Махатмы-покровителя сообщества, он поднялся очень быстро и в течение года стал генеральным секретарём и ректором вновь созданного Халсионского университета, в котором проходило обучение на принципах духовного ученичества с подтверждением дипломов Учителя. К нему относились как к новому Моисею, который должен был привести заблудший народ Храма в землю обетованную… Однако по возвращении в Халсион из турне по Европе и США он был встречен серией персональных обвинений в сексуальных извращениях. Возможно, это послужило причиной того, что Dr. de Ortega-Maxey разорвал свои отношения с Храмом человечества и вернулся в лоно старой американской католической церкви».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. М.: Дельфис, 2015. С.356-357.

«Вероятно, более отчётливо выраженные внешние атрибуты в культовом плане, введённые Максеем, позволили Дауэру вернуться к своим католическим и епископальным корням. Может быть, вызванная ими аура святости после прихода аватарических сил повысила вибрации Храма».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.267.

«Здоровье Дауэра продолжало ухудшаться, и он не смог посещать большинство собраний в 1931 и 1932 годах; в конце 1934 года он был серьёзно болен и не мог заниматься делами Храма.

У Дауэера развилась ишемическая болезнь сердца в 1935 году; он умер 9 октября 1937 года от почечной недостаточности, спустя тридцать четыре года после приезда в Калифорнию».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.267.

2) Спиритическая «духовная батарея»:

«Форму квадрата, используемую в отправлении обрядов и занятиях группы, образовывали по меньшей мере четыре старших “чина” из иерархии Храма в четырёх “проявленных точках”: Внешний хранитель (мужчина), Внутренний хранитель (женщина), Летописец (мужчина) и Казначей (женщина). Изначально для выполнения этих функций на эти “должности” назначали храмовников каждый год без избирательных компаний. Внешний хранитель был положительной, мужской, отеческой силой, “защищающей, вопрошающей и уравновешивающей”, выраженной через энергию “воли, порядка, логика и силы”. Внутренний хранитель был отрицательной, женской, материальной силой, “питающей, соединяющей, живущей духовной силой, выражающей сопереживание, чувствительность и почитание всего живого”. Казначей, как сестринская сила, символизировал “ответственность за хранилище духовного богатства, наполненного “драгоценными камнями”, которые были даны для того, чтобы ими пользовались, заботились о них и преумножали”. Летописец, как братская сила, был символом «ответственности за летопись наших устремлений, надежд и веры, за их течение ко всем людским сердцам и умам, а также в обратном направлении”.

Вскоре члены “квадрата” стали рассаживаться кругом в форме овала для медитации, прослушивания гимнов, группового чтения и обсуждения, воплощая идею аурического яйца. Четыре “угла” яйца, которые были определены как представляющие четыре аспекта Великой вселенской силы, проистекали из центральной точки, или “квинтэссенции”. Используя цветовой спектр, четыре стихии древних и двойственность мужчины и женщины, активного и пассивного, тёплого и холодного, “квадрат” Храма представлял собой овал, где старшие члены образовывали крест внутри большого размера тетрады. Считалось, что духовная энергия появляется в центральной точке, поскольку уравновешивание стихий было идеальным путём для входа энергии в наш мир. Отдавая себя бескорыстно Учителям, храмовники создавали ток Ложи, по которому текла “Божественная Сила Любви для исцеления, восстановления и благословения”.

Расположение мужчин и женщин попеременно не было чем-то новым. Ранее на спиритических сеансах мужчины и женщины усаживались точно так же, чтобы получить энергию, известную как “духовная батарея”.

Собрания “квадратов” проходили по единым правилам и были открыты для публики, без требования пароля для доступа. В их программе было прослушивание гимнов, зажигание свечей и ритуального курения благовоний, называемого “Жертва огню”. За молчаливой молитвой или медитацией следовало чтение “Слов силы”: “Из тьмы просияет свет Восславленной Тройной Звезды в сердца людей, повышая пульс космического сердца и изгоняя тени в черноту Великой Пропасти”. Летописец читал протокол, обсуждались деловые вопросы, подавались отчёты, такое собрание могло включать краткий обзор работы Храма. На воскресном собрании группа могла прослушать отрывок из Учения Храма, лекцию приглашённого оратора или, возможно, сообщения членов других «квадратов» по конкретной теме, представляющей интерес.

На раннем этапе лишь храмовники более высокого ордена могли присутствовать на особо значимой церемонии квадратов, напоминающей евхаристию и проходящей раз в месяц. Позднее приветствовалось присутствие на всех празднествах квадрата как членов Храма, так и не членов, таких как Праздник ожидания (проводился до 1928 года) и Праздник завершения (после 1928), проводимый в первое воскресенье каждого месяца, сопровождавшихся гимнами, чтениями и молчаливой медитацией. Служители культа исполняли ритуал раздачи хлеба и воды всем присутствующим».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.66-69.

3) Система масонских орденов внедрённая в Храм:

«Иерархически храмовники продвигались через систему орденов, или степеней, символизировавших построение Храма Человечества, которая возникла из интереса Дауэра к масонским традициям».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.71.

«Храм включает в себя эзотерические и экзотерические степени, или ступени, соответствовавшие семи ступеням Ложи. Вскоре была разработана более широкая геометрическая схема, которая постепенно становилась приоритетной. Сорок девятая степень означала просто человечество. Сначала избирались храмовники, соответствующие Ордену тридцати шести, Ордену Аватара. За ним следовали Ордены двадцати восьми и четырнадцати. Орден восходящей звезды создавался для “Строителей”, детей членов группы. Позже, в 1924 году, был учреждён Орден двадцати одного для лиц, не являвшихся членами Храма, которые интересовались его экзотерическими аспектами: учёных, деятелей искусства и философов.

Орден тридцати шести метафорически считался защитной стеной вокруг центра, огораживая его от бушевавших снаружи “штормов”, чтобы духовная энергия могла передаваться из “квадрата” вовне. В качестве стражей состоящие в этом ордене имели особые обязанности по охране работы Храма. Их просили выделять по утрам и вечерам пять-десять минут на погружение в мысли о единстве, защите и своей полезности для деятельности Храма в духовном и материальном плане. “Создавайте в своём воображении большую сферу… золотистого света. Окружите этим светом себя и Храм, расширяя сферу изнутри, и направляйте её туда, куда необходимо. И делайте это от сердца, а не из головы. Выставьте “крепкую дружину против неприятеля””. Уроки для Ордена тридцати шести были предназначены для открытия дверей тайн Вечного”, способствуя развитию интуиции членов, обращавших свои мысли внутрь себя.

Орден двадцати восьми был Орденом подготовки и отречения; в нём упор делается на “электрический проводник” чистой любви в соответствии с посланиями Учителя. Этот Орден предоставляет возможность подготовиться к Ордену четырнадцати — Ордену духовенства со строгими испытаниями для соискателей. Церемонии Ордена четырнадцати включали получение священной мантии служителя культа. В конце 1905 года к соискателям этого Ордена был обращён призыв к созданию группы послушников, которые в будущем стали бы служителями, учителями и хранителями. Изначально Орден рассматривали как монашеский, с обетом безбрачия. Орден четырнадцати был в послушании у Ордена семи, внутреннего эзотерического Ордена духовенства».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.71-73.

4) Распространение храмовников в России:

4«У организации есть группы, активно работающие в Германии, Великобритании, России, Франции и Канаде».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.283.

4«Храм на постоянной основе организует занятия и службы, ежегодные семидневные конвенции в августе, а в последние годы и международные встречи, собирающие теософов из числа своих последователей в других странах, особенно в России, где их становится всё больше. Попытки экуменизма в какой-то степени увенчались успехом. Храм посетили члены всех теософских групп, в особенности связанные с Учением Живой Этики или Агни Йогой».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.283.

5) Контактёрство:

«Например, храмовники верят в высокодуховное руководство Учителя Илариона, обращающегося к ним через своих проводников, Главных Хранителей».

Пол Эли Айви. Сияние Халсиона. Эксперимент-утопия в области религии и науки. — М.: Дельфис, 2015. С.23.