Архив за месяц: Июнь 2016

Неотамплиеры против теософии и рериховского движения. Часть 2. История одной аудиозаписи

 

Где гарантия, что объявившийся учитель не будет лжеучителем?
Сидоров В. М. «Знаки Христа»

 

ВСТУПЛЕНИЕ

Лекция о которой идёт речь была прочитана Натальей Александровной Тоотс на встрече так называемого Московского Теософского Общества, в тот момент уже давно взятого под контроль представителями и провокаторами американской секты «Люцис Траста» (А. Бейли), проводившейся в 28 ноября 2011 года под рабочим названием «Гностицизм древний и современный». Эта встреча проходила на территории Всероссийского Теплотехнического Института (г. Москва, ул. Автозаводская, д. 14), которая де факто уже в течении нескольких лет используется агентами «Люцис Траста» (организации про которую как мы помним Е. И. Рерих говорила, что она работает в интересах спецслужб США) для своих встреч под прикрытием и маской теософского движения. Руководство института ВТИ с радостью предоставляет свои помещения под базу враждебным России иностранным организациям и американским сектам. Встреча имеет свою предысторию, которую я собираюсь вкратце рассказать.

Осенью 2011 года агент-провокатор «Люцис Траста» (А. Бейли) Константин Алексеевич Зайцев на контролируемом им тогда форуме под названием «Теософическое Сообщество» (в данный момент им же самим и уничтоженным после утери им доверия со стороны участников форума, когда при выборе администраторов он терял возможность теневого управления форумом) в открытую заявил о готовящейся им краже перевода только что вышедшей в издательстве «Одесского дома-музея им. Н. К. Рериха» книги К. Вахтмейстер, — «Воспоминания о Е. П. Блаватской и “Тайной Доктрине”» где в настоящее время судя по размещённой информации готовится её второе переиздание (http://www.odessa-roerich-house.od.ua/publish.shtml). Буквально было заявлено следующее, — что при поездке на Украину в Киев, где под видом филиации Международного Теософского Общества Адъяра располагается одна из главных баз Люцис Траста, направленная на влияние на постсоветском пространстве (руководитель — Гавриленко Светлана Иосифовна), на эту самую базу, где господин Зайцев сам прошёл инициацию, он отсканирует книгу и выложит на своём ресурсе. При этом надо учитывать следующие факторы:

1) К. А. Зайцев сам является переводчиком и при желании мог бы сам перевести книгу. Но занимаясь в основном переводом и издательством Ледбитера, Бейли и вторичных пробейлистов господин Зайцев не посчитал возможным тратить своё время на перевод этой книги, а решил украсть чужой перевод, на который другие переводчики потратили свои время и силы.

2) Указанная книга была передана для реализации в магазин журнала «Дельфис» и выкладка этой книги в момент, когда она только что поступила в продажу наносил урон издателю и фактически означал провокацию против тех, кто её издал. Потому, что такая акция вполне может привести например к тому, что никто больше вообще не будет тратить своё время на переводы книг посвящённых Е. П. Блаватской видя бесперспективность продажи книги при одновременной краже перевода и выкладке его в интернет.

3) Уже после кражи и выкладки чужого перевода господин Зайцев изволил облить грязью переводчика этой книги на том же форуме заявив, что его перевод плохо сделан приводя несколько примеров на его взгляд неверного перевода, который ему пришлось исправлять (в процессе кражи книги).

Узнав об этой ситуации, а господин Зайцев на тот момент уже выложил украденный перевод на своём ресурсе и известил всех об этом через свой форум, я связался с представителями двух организаций. Той, которая издала книгу — это руководство «Одесского дома-музея им. Н. К. Рериха» в Одессе, и той, которая занималась её продажей в Москве — это главный редактор журнала «Дельфис» — Н. А. Тоотс и поставил их в известность о произошедшем. То есть рассказал им то, что одновременно с рекламой о продаже печатной книги (сам я приобрёл её в печатном виде в том же «Дельфисе») одновременно был украден и выложен в интернет её перевод и об этом было извещено значительное количество людей.

После проведения указанной лекции госпожи Тоотс мне позвонил Геннадий Евгеньевич Польченко (бывший заместитель Представителя Президента ТО Адьяра в 90-х годах на территории России — Велигон Нины Анатольевны) и задал ряд вопросов. В частности — писал ли я госпоже Тоотс какое-либо письмо. Я подтвердил это и уточнил откуда ему это вообще известно. Тогда он мне рассказал, что именно на этой самой встрече, на которую Тоотс пригласил господин Зайцев она кулуарно обсуждала это моё письмо направленное на предупреждение и пресечение провокации со стороны этого же самого господина Зайцева — всё с тем же самым господином Зайцевым. После этого он уточнил зачем я ей вообще писал и разве я не знаю взаимоотношений существующих между Московским Теософским Обществом и «Дельфисом». Эти отношения мне действительно не были известны, так как зная поднаготную Московского Теософического Общества, я при этом не знал о деятельности Тоотс и «Дельфиса», который на тот момент считал просто независимым журналом. Я попросил Геннадия Евгеньевича Польченко прояснить ситуацию. Тогда он мне рассказал о существующих между ними связях. Именно тогда я впервые узнал из его объяснений о существовании фактически сращенного между собой единого клана, в котором присутствуют — и единые учредители и в Российском Теософском Обществе (Московское Теософское Общество — это его филиация после развала) и те учредители одновременно в «Дельфисе», и то, что те же самые люди которые входят в Московское Теософское Общество входят и в редакцию «Дедьфиса», и то, что они прекрасно друг друга знают и не только ничего никогда не будут предпринимать против сочленов своего клана, даже справедливо уличённых, а наоборот покроют любую гадость и подлость друг друга. Вся эта информация впоследствии многократно нашла независимое подтверждение.

По факту же моих письменных обращений мне пришли два ответа — разные как небо и земля.

Первый был — письмо от руководителей «Одесского дома-музея им. Н. К. Рериха», которые выразили благодарность и вкратце описали опыт своего общения с господином Зайцевым. На справедливые требование убрать украденный перевод господин Зайцев ответил, что убирать он его не будет по причине того, что он прав, и что это такая общая практика интернета. Тогда ему ответили, что если он не уберёт краденный перевод то на него подадут в суд. Под угрозой перспективы судебного разбирательства, а только так и удалось воздействовать на вора, господин Зайцев был вынужден снять украденный перевод книги. Вред однако же был нанесён, так как многие на тот момент вместо того, чтобы постараться приобрести книгу воспользовались краденной выкладкой К. А. Зайцева.

Второй ответ был уже от госпожи Тоотс, в котором она сообщила о том, что — таковы реалии и общая практика интернета, ничего нельзя сделать, и что даже неплохо, что так произошло, так как это может увеличить продажи.

Таково было моё первое ознакомление с тем, что представляет из себя Наталья Александровна Тоотс.

Теперь вкратце о самой записи. Общее время сделанной записи — 2 часа 12 минут. Запись фактически делиться на две части. Первая часть — это лекция Н. А. Тоотс, которая длиться с начала записи до примерно 55-ой минуты. Эта часть переведена в текстовый формат и приводится полностью. Вторая часть — вопросы и ответы присутствующих на лекции, занимающая время записи с примерно с 55-ой минуты до конца записи. Эта часть не приводится, за исключением одного фрагмента записи в 7 минут, где Наталья Александровна заявляет о том, что она имеет «посвящение» от американской секты храмовников и занимается проведением богослужений прямо на территории редакции своего журнала.

Лекция Тоотс концептуально делиться на два информационных блока. Первый — это пересказ содержания фильма «Жара», снятого режиссёром Архангельским, который Тоотс посмотрела незадолго до этого. И второй — рассказ о собственных «наработках» в развитие идей Сидорова о «Белых Сёстрах России».

По существу заявлений сделанных Тоотс можно сказать, что их уже нельзя опротестовать, нельзя спрятать, нельзя объявить это небывшим, нельзя заявить, что Наталью Александровну «оболгали» враги. Это говорит она сама, это сказано и задекларировано ею. Нельзя заявить, что материал подтасован или специально выбран, так как аудиозапись её лекции даётся целиком. То есть то, что она говорит — это её мнение. И именно таков образ её мышления и убеждения, которые она сама раскрывает и всем демонстрирует.

Стиль разговорной речи и использованные Натальей Александровной обороты речи полностью сохранены.

Итак, читаем «лекцию» Натальи Александровны Тоотс о «Белых Сёстрах России».

ЛЕКЦИЯ ТООТС

[00:00] Дорогие друзья. Я конечно… Вот когда собиралась к вам идти, я думала о чём я буду… Так сказать, вам говорить и поняла, что я иду совершенно… Вот, к своим людям, к своим друзьям и читать вам какую-то лекцию? Вот, хотя у меня такие, так сказать, темы, которые я сейчас читаю… Вот, мне не захотелось, не знаю… Вот так вот, что называется карта легла. И я поняла, что я буду вам просто рассказывать, потому что есть… Это будет разговор с друзьями. Вы можете задавать вопросы, перебивать меня, там, как угодно… Вот, потому, что есть какие-то темы… Вот сейчас мы шли сюда с Георгием Давыдовичем [1], я поняла, что нас волнуют одни и те же темы. Как бы — эгрегор работает, и я слушала его и как раз про себя думала — вот как хорошо. А я как раз на эту тему, про которую мы с вами говорили, собираюсь здесь — вообще с вами говорить и вам что-то рассказывать. И поделиться тем, чем сегодня, ну как бы, что удалось мне и нашему коллективу как-то осознать, узнать, понять там и так далее. Конечно, это… Далеко путь не закончен. Он бесконечный, ещё предстоит очень многое тут осознавать, понимать и делать выводы дальше — это бесконечный путь познания. Но тем не менее какие-то вещи вот пришли совершенно неожиданно, я просто о них хочу рассказать вам, и с вами поделиться и услышать и ваше мнение… И может быть в некотором роде даже подготовить вас к каким-то некоторым вещам. Я не скажу…

Но прежде чем я, так сказать, приступлю к этому разговору… Ну раз уж «Дельфис» у вас в гостях я хотела напомнить вам о том, что началась подписка на следующий год нашего журнала. Я надеюсь, что кто-то из вас всё-таки читает наш журнал. Конечно было бы хорошо, что-бы все читали. Ну, во-первых потому, что я считаю, что мы вот особенно в последние годы даём очень много уникальной информации… Как, так сказать, история показывает за все годы у нас прошло очень много совершенно уникальных материалов и сейчас редакционный портфель буквально переполнен самыми потрясающими материалами… И не хотелось бы, чтобы это как бы… Это всё нам нужно и даётся для чего-то, правильно? А не для того, чтобы мы просто так галочку поставили, что это — сделали журнал. Мы это делаем для вас… Поэтому… За вот, я уже не помню сколько лет… Ну, во всяком случае лет пять-шесть, наверное мы несмотря на все кризисы, дефолты, а может и больше лет — мы не разу не подняли журнал… Деньги за подписку на журнал. Она фактически стоит мизерные вообще деньги. И несмотря на все трудности, которые у нас были, и есть, и будут в этом плане… Мы всё, что угодно, только не повышаем цену на журнал. И хотя та же пересылка по почте журнала возросла в два в три раза — мы всё равно не повышаем на журнал… Вы понимаете… То есть мы всё делаем для того… Что мы делаем это для вас. И вот я просто очень… Обращаясь к вам, так сказать… Ваша подписка нам нужна даже не столько материально, хотя это тоже очень важно, но как осознание того, что мы нужны вам. Конечно у нас нет такого, что мы там не нужны никому, потому, что нам такие письма присылают, такие нам вещи пишут. И на местах и перепечатывают и диссертации защищают. И чего только не происходит. Об этом нам пишут люди. Но, хотелось бы что-бы большему количеству людей, а тем более своих друзей мы всё-таки были нужны. Вот это вот — последний номер «Дельфиса». Я просто принесла вам в подарок, я не знаю может у кого-то нет.

— Это третий номер? (Реплика из зала)

Третий, да. Если там… Распоряжайтесь им, как угодно. И затем ещё. Мы вот выпустили «Беседы Учителя. Как провести свой серый день» книжечку, так… Где вот эти беседы с Учителем Антаровой, который рассказывает как надо прожить свой серый день. И вот эта книжечка — она просто ушла у нас влёт, что называется… Сейчас мы будем допечатку делать тиража. Потому, что востребованность её… Осталось несколько книг. Хотя мы выпустили тиражём… Вообще-то, скажу по секрету — 2 000 экземпляров, хотя здесь написано 1 000. Но есть некоторые тут моменты, вот… [2] И она очень востребована, очень востребована… И вот эту книжечку я тоже вам принесла в подарок.

А теперь, значит вот — мой рассказ и разговор. В жизни всё происходит наверное как-то в общем-то случайно, и не случайно. Но получилось так, что вот мы давно «Дельфис» имеем очень тесную связь и дружим с Литовским рериховским обществом. Как вы знаете это одно из самых старых рериховских обществ. С большими традициями, там и так далее… Где были замечательные люди, и сейчас есть… Вот… И мы вместе проводим совместный семинар. По крайней мере раз или два в году. И вот на очередном таком семинаре я выступила с лекцией как раз, которая вот есть в этой книжечке из единого источника знания. Тогда ещё этой книжки конечно не было… Где я рассказывала о том, что вот… От Учителя Мории мы имеем и теософию, мы имеем Агни-Йогу, мы имеем Учение Храма. И ту информацию, которая пришла через Антарову и других «Белых Cестёр России». Вот об этом я написала. И когда я им вот это вот рассказывала — когда дело дошло до «Белых Cестёр России»… Ну, не знаю почему так получилось… Я… Да, я всё это иллюстрировала на экране какими-то картинками, да… И когда я говорила о «Бёлых Cёстрах России», то я показала портрет Костомаровой Надежды Михайловны. Это было уже в конце моей лекции, когда я его показала, я поняла, что в зале что-такое… Я так сказала — а вот Надежда Михайловна Костомарова… Ну, вы наверное знаете? Нет? Видели этот портрет? Нет? Я в принципе могу его показать… Ну, ладно мы ещё дойдём до этого. Я покажу… И я поняла, что в зале как-бы что-то такое произошло. Я даже забеспокоилась, думаю, а что-то не то, что-ли как-то… В общем, ну и лекция кончилась. Тут же меня обступили. И вдруг мне говорят: «Вы не понимаете, что вы сейчас сделали». Я говорю, — а что собственно я такого сделала? «Вы нам назвали имя и показали Надежды Михайловны Костомаровой. Мы уже много лет знаем о существовании у Ирены Залецкене…» Она руководит рериховским обществом Литвы сейчас. Ей уже 82 года. И она приёмная дочь вот этого Стульгинскиса, который написал «Семь космических легенд Востока»… В общем, которую часто… Эту книгу какие-то провинциальные издательства приписывают Николаю Константиновичу Рериху.

— Такие провинциальные даже как «Эксмо». (Комментарий Зайцева К. А. [3])

Да, да?.. Я не знала. Потому, что у меня какое-то… Мне принесли читинское издательство… Где там Рерих написано… Ну, в общем вот такая вещь… Вот… Это конечно был очень уважаемый человек, очень интересный. Который конечно пострадал за это, как все… Как полагалось в то время… Всё-всё было нормально… И Ирена… Она как бы живёт в квартире — она приёмная его дочь. У него своих детей не было… Он давно… Он уже умер… И он был председателем Литовского рериховского общества. Вот когда оно в восьмидесятых годах возродилось, когда вот пошли возрождаться все общества в конце восьмидесятых годов. И он как раз… Уже пожилым будучи человеком он тоже в эти годы уже возглавил вот это — вновь возродившееся Литовское общество. Ирена до сих пор живёт в этой квартире. У них есть там мемориальная комната его и всё… Они говорят, что оказывается, они прекрасно знали, что… То есть вот литовцы… Члены это рериховского общества. Оно такое… Там довольно много людей. Они оказывается знали о том, что у Ирены существовала учительница. Какая-то Надежда Михайловна из Москвы, но вот фамилию они её не знали. И вдруг я не только произношу эту фамилию, но и показываю ещё на экране. Поэтому они вот как-то это всё… А то была какая-то Надежда Михайловна, Надежда Михайловна. И больше всех была потрясена Ирена. По каким-то причинам она не называла фамилию. [4] Мне сейчас трудно сказать, но… Но, не суть дело… Это отдельный разговор. После этого Ирена взяла меня за руку, усадила с собой, начала мне рассказывать. И дальше этот её рассказ длился все оставшиеся дни. Она мне рассказывала, рассказывала, рассказывала… Оказалось… Да, и после этого у нас уже было заключительное заседание в Литве и вдруг мне пришла такая мысль — давайте следующий такой семинар посвятим памяти Костомаровой. И все эту идею приняли. И поэтому, по прошествии примерно года или меньше немножко мы ехали снова в Литву уже проводить семинар и выступать вот… памяти Надежды Михайловны Костомаровой — уже для всех это было имя известно…

И я когда приехала в Москву, я вспомнила, что однажды после нашей научной конференции… Как всегда мы собирали у нас в редакции иногородних участников конференции… И вот за чашкой чая со мной сидел один учёный из Пущино, и он мне тихонечко шепнул, что у него есть какие-то записи Костомаровой. Я это намотала на ус, запомнила. Но так как он в Пущино, а мы в Москве… Он как-бы на глаза не появляется, то спросить его или как-то поинтересоваться, что за записи и, так далее, и так далее… Как-то не приходилось. А тут я вспомнила и я ему позвонила и говорю, что вот мы собираемся в Литве проводить вечер памяти Костомаровой: «Может быть вы тоже примете участие?» Он говорит: «С удовольствием». Ну, я обрадовалась всё… сказала там в Литве.

И дальше мы в поезде все вместе в Литву… Там втроём — Владимир Надёжин, я и он. И вот это вот… В поезде началось моё совершенное потрясение. Потому, что он вёз с собой тексты — от Учителя Мории, которые пришли через Костомарову, которые никому неизвестны, кроме какого-то там очень небольшого круга… Ещё целый ряд вещей, которые меня вообще потрясли… Я конечно расскажу о них.

И когда мы приехали в Литву, дальше вот прошёл этот семинар, на котором всё время читались тексты Учителя Мории, которые никогда нигде… Принятые Костомаровой — это через неё… Которые никогда нигде не публиковались, понимаете… Ну… Причём это были тексты привезённые вот этим Фроловым. И были тексты, которые были в Литве. И выясняется, что вокруг Костомаровой была группа людей, в которую входила Ренита Григорьева — кинорежиссёр, которая сделала вот, фильм первый о Рерихе, входил Валентин Митрофанович Сидоров, вот этот учёный из Пущино, который с нами ехал, один из первых экологов нашей страны… Я сейчас его фамилии не припомню.. Ну, и целый ряд других там… Был такой в общем кружок, да. Причём это были годы как вы понимаете 70-е примерно, когда вполне можно было, так сказать, и серьёзно пострадать за всё это. Но тем не менее вот это всё происходило.

И ко всему прочему выясняется, что кроме текстов, которые так сказать, давались… Просто вот где Учителя… Учитель Мория там что-то говорил, объяснял там, и так далее… Но ещё и существует… Четыре комментария к Евангелиям — к четырём Евангелиям, об истинном эзотерическом тайном смысле. В соответствии с картами Арканов Таро. И эти тексты никогда нигде не публиковались. И были они только в Литве. Кое-что было ещё у Сидорова, и он опубликовал это в своей книжке «Знаки Христа». Но, это он — в несколько в завуалированной форме… Он как-бы дал это… Вложил… Как раз вот Евангелие от Иоанна. Комментарий к Евангелию и расшифровка Евангелия от Иоанна дана была через Дорогову, так сказать… Как Надежда Михайловна её называла своей старшей сестрой. Вот таким образом… Да, и когда у нас семинар в Литве закончился, то один из организаторов его — Юргис Гармус стал и сказал: «Это была литургия, которая длилась три дня».

И я с ним абсолютно согласна потому, что действительно ко всему прочему ещё наш учёный из Пущино привёз фильм «Отче», снятый Ренитой Григорьевой то же… Потому, что Костомарова была глубоко верующим человеком, именно воцерковленным, но называла себя еретичкой. И существовал, ещё некий отец Нектарий. И как раз воцерковленные и ходили на все, так сказать, на все христианские обряды… Вот вся эта группа к этому отцу Нектарию, который это… Продолжатель традиции Оптинской Пустыни, который жил в Ельце. В своём, так сказать… Это был врач-гомеопат — Овчинников Николай Александрович, который принял сан… Пошёл в священники и стал… Вот это имя «Нектарий» он принял имя последнего оптинского… Старца Оптинской Пустыни. И он, собственно был его учеником и тот передал ему свой крест, и как бы своё имя… Поэтому вот он был продолжатель этих традиций. Это был совершенно удивительный человек, о котором можно отдельно рассказывать и я… Мы собираемся на одном их клубов наших «Неизвестное об известном», которые мы проводим в государственном музее Востока показать этот фильм, где скажем и Костомарова там тоже мелькает. Который был… Ну, совершенно там вся интеллигенция… Распутин — писатель, все-все там были, и иностранная интеллигенция — будущий мэр Нью-Йорка, и там женщины, целый ряд вообще имен иностранных. Я их могу назвать, которые там же окормлялись. И приезжали в этом Елец. Это был удивительный совершенно человек. Настолько он был востребован — это были значит, примерно 70-е годы, когда ещё церковь у нас была в полном загоне. Но вот такие очаги очень сильные были. И вот такая потребность в нём не только нашей интеллигенции российской, но и зарубежной, которые ехали к нему — была столь велика, что когда он заболел и фактически должен был уйти… Уже, так сказать, в иной мир. То там у его постели собралась масса людей… Они там, все там молились — не знаю всё… Так не хотели его отпускать, что он ещё десять лет прожил будучи слепым и неподвижным, но продолжал нести свою миссию. Вот видимо как-то вот таким образом… Это было совершенно необыкновенный человек. И вот вдруг мы узнаём… И вот мы просмотрели этот фильм от которого мы все просто были в шоке — такое иеровдохновение было невероятное. Ирена Залецкене просто так… Я с этой стороны сидела — схватила нас за руки. Вообще, это было что-то…

— Повторите название фильма. (Реплика из зала)

А? «Отче». И вот эти вот тексты, которые мы читали… Конечно это было что-то потрясающее. В следующем номере нашего журнала будет рассказ об этом всём, приведены многие тексты, за исключением конечно комментариев к Евангелиям. Это отдельные совершенно публикации в книжном варианте, они большие.

И когда мы уезжали, уже на вокзале нас провожала вся, так сказать… Все активисты литовские, в том числе Ирена Залецкене… Наш учёный, я так инкогнито его называю, значит… Он сказал Ирене: «Так вы передадите?» Вот эти комментарии к Евангелиям. Она сказала: «Надо подумать». И с этим мы уехали. А через несколько дне мне позвонила Ирена и сказала: «Мы передаём вам… Я передам вам всё. Делайте с этим, что хотите». Сегодня мы имеем всё — «Дельфис»… Вот. Но это, вот такая коротенькая фабула, как иногда выходишь на какой-то пласт… Какой-то совершенно потрясающей информации. Абсолютно неожиданно вот так — ниточка за ниточку.

— Антарова тоже в этом кругу была, да? (Реплика из зала)

Да, конечно, все они, вы понимаете… Да, это… Костомарова была прекрасно знакома с Антаровой. Они все вот эти «Белые Сёстры России» — они все были знакомы. И вот у меня, конечно… Да, и произошла интересная вещь. Ведь о Костомаровой уже давным давно — уже три издания прошло… Сидоров написал в «Знаках Христа». Я вам рассказываю как-будто открываю вообще Америку. Сидоров написал гениальную книгу. Ну, я её сама читала, самое интересное. Но, понимаете, она написана по-писательски, некоторые вещи чуть-чуть приглушены. Ну, понятно почему это писалось, да. И в результате эффект был такой, что моё сознание неготово было воспринимать, а где-то он не договорил… Значит домыслить сама не могла. А за вот этим писательским интересным рассказом, немножко завуалированным ушло чего-то такое, что не дошло. Понимаете? И вот кстати я сама прочитала, и очень многие вещи до меня не дошли. И когда… И самое интересное, что не только до меня. Я скольких человек спрашивала, всё говорят: «Ты читал знаки Христа?» «Да-да»«А что ты там знаешь?» Люди смотрят как бараны на новые ворота. Понимаете? А истинный смысл этот книги-то не дошёл. И так она не востребована и валяется многие… Когда мы стали искать эту книгу уже во втором или в третьем издании, которое переиздало издательство «Москва»… «АИФ», «АИФ-ПРИНТ» значит… Мы стали им звонить. Они говорят: «Что это случилось такое, выпустили книгу, никто не покупал, она у на валяется там где-то, а теперь всем нужна»… Я думаю — просто пришло определённое время. Когда вот, знаете эгрегор начинает работать и ничего не сделаешь.

— Сознание подготовилось. (Реплика из зала)

Подготовилось, да. И конечно не только у меня или там у «Дельфиса». Оно у всех… И я… Тут конечно нужно говорить прежде всего о том, что Елена Ивановна Рерих в своё время говорила, что… Она говорила, что есть когда какие-то, так сказать… Зарубежные мигранты жаловались там на свою жизнь или, что-то там не удавалась она им отвечала: «Есть Белые сёстры России, им труднее чем вам. Но они живут и действуют в России во имя спасения России». [5] Она не расшифровала, кого она имела в виду. То есть фамилий никаких она не называла. Она просто сказала, о том, что есть «Белые Cёстры России». Мы сегодня с вами совершенно спокойно… И не ограничила их числа — 5, или 25, или 40, но работают… И вот эту вот, собственно миссию России, вот эту духовную осуществляли вот уже в 70-х годах именно эти в том числе и вот эти — «Белые Cёстры России». Значит, кого из них мы с вами знаем. Ну, прежде всего — это Конкордия Евгеньевна Антарова, которая всем нам, так сказать, хорошо известна. Это Ольга Борисовна Обнорская, которая написала «Сад учителя», да? Это Анна Николаевна Чехова-Дервиз, которая написала «Беседы друга». И вот у нас в «Дельфисе», в каких-то первых номерах её рассказ «Звёздное небо» был опубликован. Мария Вадимовна Дорогова — автор «Книги Египта». И, это, Надежда Михайловна Костомарова очень дружила с Надеждой Вадимовной Дороговой, считала её свою старшей сестрой. И она была, хорошо знала и египтологию, занималась Египтом. Вот как расшифровка тоже из соотнесения с Арканами Таро… Именно Арканы Таро потому, что она египтолог всё-таки… [6] И она была очень таким подвижным человеком — Дорогова. Она ездила всё время по свету, по всяким Памирам, Гималаям там, ещё каким-то горам. Везде, везде… Пиринеям… И везде… И как вот Сидоров пишет она закладывала магниты, приуготавливающие приход Параклета. Надежда Михайловна Костомарова считала её старшей сестрой и учителем. И вот интересно, что очень символично, что… Вот этот учёный из Пущино, он…

— Фролов, да его фамилия? (Реплика из зала)

Ну, да. Но дело всё в том, что он просил в публикации, которая у нас пойдёт — не называть его фамилии. Он пойдёт под псевдонимом. [7] Поэтому я вот так вот — тень на плетень тут. Потому, что вы будете читать одну фамилию, а на сам деле это другой человек.

— Ну, это в стиле учения. Не будем называть имён. (Реплика из зала)

Да, и он как раз за год… Незадолго до ухода Костомаровой они вместе были на причастии. Она дала ему отпить от своего, так сказать… Из своей кружки, причастия… Чаши. И затем она подарила ему Евангелие своё, которое ей в своё время… Дорогова умерла раньше неё… Которое ей передала Дорогова, своё… Вот это походное небольшое такое Евангелие. И она подарила его Фролову, и очень скоро её не стало. Другим оказывается она раздала другие свои реликвии. И он как раз на этот семинар привёз это Евангелие, и показывал с пометками Дороговой, и так далее… И, значит, Надежда Михайловна Костомарова. Вот я просто хочу сказать — смотрите какие годы рождения. И вот все они. Это Конкордия Антарова — 1886-1959, Ольга Борисова Обнорская 1892-1957, Анна Николаевна Чехова-Дервиз 1894-1985, Мария Вадимовна Дорогова — 1887-1976 и Надежда Михайловна Костомарова, самая молодая из них — 1895-1980.

— Простите пожалуйста, «Сад учителя» кто написал? (Реплика из зала)

«Сад учителя» написала Обнорская. Значит все они в своей мирской жизни добились значительных успехов. То есть были… Ну, вы знаете, что Конкордия Евгеньевна — солистка Большого Театра. Куда уже дальше-то, да? Там, Ольга Борисовна Обнорская — она была из дворянской семьи, и кончила институт благородных девиц. Она там… У неё был… Когда она совсем ещё молодая и жила в Москве — у неё был такой литературный салон куда приходил Маяковский. А потом уже она во втором браке в Петербурге, прошла через блокаду, там через всё, ну в общем… Анна Николаевна Чехова-Дервиз — она была врач-педиатр. Потом она была главным врачом-педиатром Москвы, которая кандидат тоже медицинских наук, которая написала медицинские книги. У неё очень, такая биография… Написала так же как и Обнорская прекрасные стихи. Мария Вадимовна Дорогова — она занималась Египтом, тоже кандидат, я только не знаю каких наук. И Надежда Михайловна Костомарова — она тоже была из дворянской семьи, кандидат биологических наук. Отец у неё был расстрелян. Брат, который пошёл на стороне белых был убит. Сестра посажена в тюрьму. Она не раз в молодости была в заключении… Да, Обнорская вместе с мужем тоже 6 месяцев в 50-е годы… В 53-м году они провели в заключении, и вот только то, что там умер Сталин, вот началось вот это вот всё… Удалось убедить, но значительно позже. Судимость была снята уже после её смерти. А так они с мужем тоже попали. Ну, у Конкордии Евгеньевны тоже вы знаете пострадал муж, и так далее. То есть, они все, так сказать, испили ту чашу, можно сказать апостольской тяжести и, так сказать, на пути своём, таком, духовном… И при своей такой сильной приверженности таких духовных водителей они испили ту чашу боли страданий, испытаний, которые всегда выпадают на долю подобных людей. И тем не менее они остаются очень сильными, крепкими. И тем не менее даже жизнь у них у всех, если вот так посмотреть, достаточно была долгая.

— Наталья Александровна, я немножко дополню. Значит, весь конечный текст Анны Николаевны Чеховой писала Катерина Павловна Тимофеевская. Это тоже из этой же темы… (Реплика из зала)

Вот я её… Ничего не знаю.

— Книжка стихов у неё. Я вам могу её подарить. (Реплика из зала)

Подарите. Очень хорошо. Дело всё в том, что у меня тут…

— И ещё к этому кругу, знаете кто относится? Цубербиллер. (Реплика из зала)

Ну, Цубербиллер, я знаю, конечно. Она с Антаровой вместе жила. Про Цубербиллер я всё знаю. Но они были, как бы, рядом просто. Они ходили как ученики. А непосредственно имели связь с Учителем…

— А, да… Тексты что-ли? Были тех людей… (Реплика из зала)

Да, тех о которых я говорю… Но, так сказать… В принципе к «Белым Сёстрам России» я не знаю этим список кончается или нет. Возможно, ещё какие-то люди принадлежали. И не только вот это, то что я здесь сказала… А почему я так говорю. Потому, что вот как мы говорим эгрегор работает, да? Меня совершенно потряс фильм… Вообще тут провидение, да? Я телевизор включила и вдруг говорят, что будет сейчас фильм «Жара» — 4 серии и так далее. Архангельский снимал. Про что, чего — я не очень поняла. Но, что-то меня заставило остановиться и посмотреть. Я стала его смотреть. Я не верила своим ушам, что я это слышу, и что это всё происходит. Во второй серии были названы и Костомарова и Дорогова и выступал Мелик-Пашаев — сын вот этого знаменитого дирижёра, который тоже входил в этот круг. [8] Он доктор психологических наук. Он как раз в этом фильме выступает и рассказывает о них не называя фамилий. Он сказал — Мария Вадимовна и Надежда Михайловна. Кстати, тоже не назвал фамилий. И в этом фильме вдруг рассказывается, и Архангельский вдруг открывает нам имена, которые тоже в это время. Оказывается вот когда…

Вы видите они все примерно в одно время были, да? В это время оказывается были тайные священники и тайные монахини. И именно многие из них были крупными учёными, которые уходили в монахи или там вот… Ведерников — пианист, который ушёл, значит в священники. Не все… Это было то время, когда было страшное гонение на церковь и бросить семью на произвол судьбы, не иметь ни заработка, ничего. Пойти в эту опальную церковь не известно кем, там каким-то заштатным священником где-то — это значит не иметь возможности… И к чему это привело? К тому, что многие люди… Некоторые скажем так, не многие. Они… В том числе, такой вот Каледа, который понимаете был доктором наук, биологических. Он… Они организовывали вот такие группы и проводили тайные литургии — у себя дома, где завешивались окна одеялами, там где алтари где-то скрывались в буфетах, в которых там ничего не видно. На тот случай всё продумывалось так, что… И даже там алтарь, там складывались просто вот так книги, на них какая-то там доска. Её покрывали каким-то там полотенцем. Всё брались… Не церковная утварь или что-то, чтобы потом если придут с обыском то не подумали, что это церковная какая-то принадлежность, а обычные вещи которые в быту используются. Такая была конспирация, да? Какой-то балахон шили из ситцевой ткани, чтобы там тоже не вызвало никаких подозрений и таким образом проводились литургии. И вот тут…

Оказывается именно в это же время… Мы то думаем, ведь что такое, так сказать, 70-е годы… Это дикая пропаганда атеизма, это в церквах, так сказать, всё меньше и меньше приходов. Деньги выделяются, закрывается — остаётся всего 3 семинарии духовных на всю страну… В церквах хранилища для, там, зерна или каких-нибудь там… Разливочные для каких-нибудь там, не знаю, химических веществ там, мастерские, ещё чего-то там, склады и ещё чего-то такое. То есть, идёт полное уничтожение, как бы религии. Народ уже давно забыл и понял, что религия это опиум для народа, и что попы это всё вообще, это всё плохо. И поэтому для народа — как всегда… Уже полностью от религии народ отошёл. Всё это, так сказать… Всё это высмеивается, а интеллигенция-то нет. Вот эта вот потребность… Вот это вот, как бы такая рационализация жизни, и она привела к рациональным результатам. Интеллигенция уходит в подполье, образуются вот такие вот, много… Этих самых… Происходит, и не только в Москве, и в других…

Один я знаю тайный священник — он жил за городом где-то в районе Ярославля… У него было, такая… Он занимался тем, что остеклял… Ну, такая мастерская была. Где он остеклял иконы и строил, там какие-то туалеты, которые там — за городом делают. А на самом деле у него была там где-то в каком-то сарае — приход, куда приходили и проводились литургии. Понимаете? И это, тайные монахини, была такая, очень известная пианистка Марина Юдина… Ну, я её не знаю, но по выступлению тех, кто хорошо с ней знаком, говорят, что это была очень умная, очень интересная, это потрясающая совершенно была женщина. Она была тайной монахиней. Именно у неё на квартире было… Читал свои главы из доктора Живаго Пастернак. Одна из тайных монахинь помогала Меню, она была типа машинисткой, жена вот этого Каледы была тоже — тайная матушка. И о многих таких тайных монахинях, что действительно — тайные монахини узнавали, только когда они умирали — они узнавали их имя… Вот монашеское, потому, что хоронили их уже по другому обряду.

Оказывается вот в это время, когда мы с вами были, так сказать, в совершенно в сердце этого воинственного атеизма, была какая-то совершенно другая жизнь, вот этой подпольной нашей интеллигенции. И я теперь прекрасно понимаю, что я вдруг… Что вот это всё, что происходило с «Белыми Сёстрами России», те кружки которые были, каждый их них ведь около себя имел и кружок какой-то понимаете, каких-то людей. То это было уже не единичное явление, это было массовое явление. И вот эти имена мы начинаем узнавать и узнавать, и больше о них начинаем узнавать. И это было совсем недавно. Ну, восьмидесятые годы понимаете, ну где? Это вот, вот, вот совсем тут где-то недавно.

И, что ещё было очень важно для этого момента — что это был тот удивительный случай, когда наука встретилась с религией, и встретилась потому что, именно уходили в священники многие учёные. И круг людей, который был вокруг них, вокруг этих тайных священников, так же как и вокруг Костомаровой, в них было очень много учёных. Та же Ольга Николаевна Цубербиллер, да? Тоже учёный, и вот тут встретилась, так сказать, религия с наукой. Этот был тот уникальный случай, когда вот это произошло. Ненадолго. Потихонечку, потихонечку. Сейчас у нас ситуация совсем изменилась. Если вы, так сказать, знаете прекрасно, что сейчас у нас скорей наша официальная церковь идёт под ручку с комиссией по лженауке, обличая всех в каких-то там сектах, ища эти секты, ругаясь, и так далее, и так далее. Ситуация чисто внешне очень изменилась… Но те годы, когда давал и вот писал… Я должна была вот эту преамбулу вам сказать… Писал вот это вот… Вот эти тексты писались, тогда Учителя понимали, была… Они знали о том, что на самом-то деле за этим атеизмом скрывается… Истинная религиозность пришла в Россию. Люди жертвовали всем… И жизнью своей, и своих детей, и так далее, и так далее… И занимались этой религией, понимаете… Верили, организовывали, и так далее. Это дорогого стоит. И поэтому, тогда была надежда большая именно на возрождение истинной религии, той самой религии, которую принёс Иисус Христос, а не которая в 4-м, 5-м, 6-м веках была уже каким-то образом узаконена.

И вот мы с вами как раз говорили. А ведь вот Михаил Эпштейн, наш известный писатель там, религиовед и так далее, критик, он ввёл в 80-х годах такой термин — бедная религия. Когда… Что такое бедная религия? Это религия без священников, без обрядов, без храмов, без всего, что на фоне… Если на протяжении веков любая религия… Она претерпевала, в том числе и христианство конечно, претерпевала самые разные катаклизмы. Там было — и раскол, и реформации и всякие течения и вольнодумства, и чего только там не было, да? Но тем не менее никогда не отменялась вера в бога. Вера-то в бога всегда продолжала существовать, несмотря на все эти течения, да? А вот атеизм-то который у нас воинствующий был в стране. Он 70 лет, он-то отменял веру в бога. Понимаете? И это было в некотором роде уникальное такое явление. И поэтому, конечно, всегда любая религия она есть для масс, и есть для посвящённых, да? Так же как мистерии они были: великие мистерии и малые мистерии. И вот та религия которая для масс… Для масс… Она была уничтожена окончательно, народ поверил, он забыл все традиции — всё-всё, насмехался, это было ненужно и всё. А интеллигенция-то и глубоко задумывающиеся люди и имеющие богатый внутренний мир, они-то как раз наоборот, они расцвели. И они в этих условиях, как раз вот это всё усиливается и рождается… На этих трудностях. Трудностями-то растём. Вот-вот и росли… Росла интеллигенция этими трудностями.

И вот, что я должна сказать. Смотрите, что пишет Елена Ивановна Рерих в 1926 году, когда она была на Алтае. «Агни-Йога дана на русском языке и для русского народа, как средство способствующее раскрытию сознания, излишне закристаллизованного на грубых материалистических формах, и как средство способствующее пониманию глубоких космических символов, заключённых в евангелиях и апокалипсисе». Вот эти… Ну, казалось бы всё да-да, понятно,да. Ну и как-то мы прочитывали «в евангелиях и апокалипсисе», ну как-то это не оставалось в голове, понимаете, а ведь не случайно «заключённых в евангелиях и апокалипсисе». Значит, вот уже, в 1926 году Елена Ивановна писала о том, что и евангелия и апокалипсис, это… В них есть всё, но надо суметь это прочитать. И вот собственно через Костомарову и Дорогову и были даны вот эти ключи, как это читать. Понимаете? И вот это всё лежит… Лежало до поры до времени, теперь это у нас, к нам попало вот только-только и мы должны будем это каким-то образом опубликовать. Я хочу сейчас зачитать вам несколько текстов, которые были даны вот через Костомарову.И которые, конечно, никогда нигде не публиковались.

— Это уже именно вот эта трактовка? (Реплика из зала)

Нет, это непосредственно к Евангелиям не относится потому, что были даны комментарии к Евангелиям и просто тексты, которые давались на разные… Причём там было так. Что, эта группа учеников, которая была вокруг… Многие тесты давались в их присутствии. Не всех. А некоторых. В том числе в присутствии вот Фролова, и в том числе, в присутствии скажем — Ирены Залецкене. И они просто видели как это всё происходит, и больше того, им разрешалось… Ну, тогда не было диктофонов и всё… Они как могли это записывали от руки… А Ирена, то есть это… Григорьева Ренита — она владела стенографией. Она просто стенографировала — это всё. Поэтому, вот эти тесты — они были таким образом сохранены. Можно было и задать вопросы, причём вопросы порой задавались даже такие… Ну, так же вот, когда мы читаем дневники Елены Ивановны — такие очень смешные там… Что там — какую мазь для волос использовать, чтобы они там Святославу не падали, или ещё чего-нибудь такое. Они спрашивали например там: «А правда, что все духовные люди ходят с бородой?» Например, такой был вопрос.

— Да, Костик? (Комментарий Авруцкого Г. Д. обращённый к своему координатору К. А. Зайцеву)

Да, ну вот. На что учитель сказал, что вообще-то к духовности это никакого отношения не имеет… Я прошу прощения…

— Да, Костик? (Повторный комментарий Авруцкого Г. Д. обращённый к своему координатору К. А. Зайцеву)

Но, действительно многие духовные люди ходят с бородами. Вот так. Так, что ничего против этого нет, но тем не менее. Вот так. Ну, вот в этом плане… И вот я хочу кое-какие… Несколько тут из этих текстов, чтобы было понятно, если вы не против, вам зачитать. Вот у нас, они будут опубликованы в следующем номере журнала. Текст будет очень трудный, Фролов написал бог знает как трудно, — но очень важный. И поэтому, его надо суметь прочитать.

Итак, учитель говорил в 70-х годах, вот через Костомарову: «Картины Рериха терафимы, миссия Рерихов провести новые энергии человечества в новую эпоху. Ваш путь особый — соответственно особой эпохе. Нельзя забывать об эпохе, когда писала Елена Рерих и отличие её от нашей эпохи». Да собственно 20 лет прошло, а уже другое время. «Из любви и уважения к ним…» К Рерихам. «Нельзя сосредотачиваться на их прославлении, нужно выбрать то, что созвучно данному времени, и что указывает на будущее. Человеческие воля и устремления многое изменяют и многое светлое вносят. Основное звучание светлых устремлений человечества настоящего времени это поиски знаний, объясняющих смысл и цель бытия. Именно знания, наука и искусство — истинная религия».

Дальше учитель говорит: «Мы хотели дать Агни-Йогу всему человечеству, но к сожалению этого не получилось. Имеется много искажений Учения светлыми последователями, есть намеренные искажения тёмными. Сейчас новая эпоха, эпоха приуготовления сознания человечества к пришествию духа истины, духа мудрости Святого Параклета, завещанного нам Христом. Духа Утешителя пошлю вам, сказал Христос апостолам. А вот это время наступает, энергии святого Параклета уже касаются ауры земли. Именно этими касаниями, вызваны усиления атмосферических явлений на земле, а также на Солнцах и на звёздах. Человечеству дан огонь, очаг Света, церковь, насыщенная божественными энергиями Космоса. Готовому идти посвятительным путем Христа можно сказать, что в таинстве воскресения каждый год новые силы духовных эманаций низливаются на землю. С ним можно говорить…» Ну, тот кто истинным идёт, это… Путём. «С ним можно говорить о таинстве благодати. Он может постичь энергии божественные, которые в церкви носят название — благодать. Ему можно открыть, что в церкви совершаются особые магические действия, известные посвящённым, которые низводят потоки божественной энергии. Но, о чём ещё можно говорить с ним, — это о законе герметизма. Он должен понять, что сознанию человека нельзя открывать некоторые тайны, которые могут вызвать в душе протест и бурю. Поэтому сокрываются именно законы духа и только готовым открываются они. Как приуготовить себя к восприятию этих законов подробно раскрывает Евангелие. Поэтому теперь, когда наука начала касаться тайн гиперфизического мира, нужно уметь молчать, а говорить столько сколько может вместить уровень сознания достигнутый людьми сегодняшнего дня. И только очень немногим можно открыть сокровенное. В древнем христианстве были: притвор, храм и святилище. Тайны святилища охранялись, и не открывались тем, кто ещё не может вместить. Это закон. Только здесь на физическом плане созревает разум человека по мере совершенствования его физической оболочки. Духовные знания даются по мере духовного возраста. Для народа у Христа были притчи, а для учеников учения. Мы должны работать для раскрытия очей и ушей, а впредь все трудности да будут вам уроком. К святости духовного пути, к реализации этой святости в настоящее время, приобщаются готовые идти посвятительным путём Христа. Чтобы и в них загорелась реальность божественного бытия. Идите в любви, помогая друг другу во имя светозарности, во имя России, надежды мира. Мир вам. В вашей стране самая просветлённая церковь».

70-80-е годы, понимаете? Вот эта — самая тайная церковь, о которой, я только что вам говорила. «А потому мы можем давать свои силы через церковь России, как нигде. Церковь сейчас не та, что была в царской России, она подверглась остракизму и служители её истинные служители света». Это вот те самые истинные её служители. «При этом — учитывая реалии, подчёркивая необходимые различия».

Вот… Ну, это вот кусочек я вам прочитала. То есть очень много есть книг, в том числе у Безант, прекрасных книг, которые говорят о посвятительном пути Христа. Да вот, понимаете? И вот это понимание, что то, что было вот это именно посвятительная традиция, инициация, которые всегда были в религии и будут всегда потому что, не всем всегда… Так же как у Христа были притчи и были ученики. Так и так… Оно остаётся. Нельзя, так сказать, пока ещё в массовом сознании —людей готовых идти посвятительным путём Христа, как вы понимаете, очень мало. Поэтому, всё зашифровано. Всё для того, чтобы могли…

—Сказки как для детей.(Реплика из зала)

Да, совершенно верно. И поэтому вот сегодня уже, наверно, неслучайно всплыли вот эти тексты, вот эти Евангелия и комментарии к ними их соотношения с Арканами Таро. И с Арканами Таро точно также произошло… Это ещё… Они идут ещёиз Атлантиды, и в них заключена та же самая таинственная символика всего того же самого. Но для того чтобы их сохранить, для того чтобы они не пропали, как все артефакты Атлантиды —что было допущено учителями? Чтобы они пошли по миру, как игральные карты, только при этом условии они могли сохраниться. И они сохранились таким путём, и они дошли до наших дней. Понимаете? Вот так. Поэтому когда мы с вами тоже говорим о Костанеде и о другом.Понимаете? Всё не случайно. Оно даётся в мир, для того чтобы вот эти все знания…

—Разные интерпретации.(Реплика из зала)

Да, разные интерпретации. И вот тут получается, значит, такая вещь… И мне очень хотелось бы, чтобы в вашем лице… Вот когда мы наконец… Конечно, это не скоро произойдёт, когда мы это всё опубликуем… Оно всё требует… Всё набирать надо потому, что это всё в своё время печаталось на машинке. Причём там какие-то поправки были. Эти жёлтые листы. И мы это всё получили в виде картинок. Которые нам по интернету передали в виде картин. Значит это всё нужно набирать. Ещё —это всё не оцифровано. Всё это надо набирать, всё это надо вычитывать. Всё это надо, так сказать, поправлять. На это уйдёт какое-то время, прежде чем мы потом… А в плане у нас их конечно опубликовать. И раз уже это всё вскрылось, и стало доступным значит пришло время, когда об этом и говорить. Не случайно и телевидение нам показало, и назвало вдруг вот эти имена. Этих тайных священников. И вообще, мы узнали об этом совершенно не задумываясь. Что была ещё вот эта богатая, так сказать жизнь, где религия встретилась с наукой, не найдя никаких противоречий. Знаете, это уникальное совершенно время. И именно в это время Учителя и дали вот эти комментарии. Тоже, теперь понятно почему именно в это… И надежда была вот именно на эту… Тогда вот —80-90-е годы возрождённую, так сказать, церковь. Понимаете? Что она возродиться вот в таком…

Теперь если мы будем перебрасываться на наше время и размышлять дальше. Ну, хорошо Антарова ушла из жизни в 80-м году. [9] Последняя из «Белых Сестёр России» ушла Чехова-Дервиз в 85-м году. Так? Ну, что на этом всё кончается что-ли? И, что миссия России, так сказать, духовная прерывается? Ну, конечно нет. Она, так сказать, продолжается. И наверное, так сказать, всё это идёт и безусловно большая надежда была на рериховское движение, которое у нас в стране поначалу бурно стало возрождаться. И, так сказать, привезено сюда и наследие Рерихов. И вы сами помните как издательская деятельность… Буквально мы хватали все эти книги, читали взахлёб… Что происходило. И конечно большую роль здесь сыграл очень Сидоров, которые это… «Семь дней в Гималаях» его — конечно они потрясли буквально и подготовили. И люди поняли, что они готовы воспринимать всё это.

И вот, что происходит сейчас? На что можно как-бы… Какие задачи стоят перед нами? И собственно, как… И вот, Фролов рассказывал, что когда были вот эти все переговоры с учителем, то… А он тогда занимался определённой научной работой… Так его тоже не случайно подвели-то, он нужен был именно как учёный, который занимается определённой работой. Понимаете? То есть всё это было не случайно. И надежда была, и всё делалось для того, чтобы вот-вот как бы наша страна могла вообще подняться… Такой был большой шанс… И как вы думаете, упустили мы его?

—Нет.(Реплика из зала)

Я не могу ответить на этот вопрос, я ещё пока не знаю. Я с вами советуюсь я говорю. Вот вы можете каждый высказать своё мнение.. Это вот то, что, я хотела вам очень коротко и быстро рассказать. Если есть какие-то у вас какие-то вопросы — я отвечу. Уж конечно я такой экскурс быстрый вам тут протараторила… Что-то такое. Но…

—А тема какая? (Реплика из зала)

— Ну, вообще, с гнозисом вы, да? Из гнозиса… Лекция-то была из гнозиса в теософию… (Реплика из зала)

Ну, да. Дело всё в том, что про гнозис сегодня не говорила. Мне хотелось говорить о «Белых Сёстрах России». [54:42]

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

[01:28:15] — Ну, я скажу свою точку зрения… Как думаю. Мне кажется, что понимаете, у большинства людей есть, как бы, такое желание, чтобы встать под чьё-то крыло, чтобы ими управляли, за них решали, отпускали им грехи, направляли. Вот есть батюшка там. Или церковь в которую ты ходишь. Он тебе, так сказать, всё скажет. Всё, и как-бы ответственность ты как-бы с себя снимаешь. А вот скажем мы призываем людей идти посвятительным путем Христа. Что это значит? Путём очень трудным. Понимаете? Когда ты должен и сам принимать решения. И сам брать на себя ответственность. И сам работать над собой. А не просто побежать к батюшке и спросить.

—То, есть вы думаете короче… Духовное состояние общества… Что большинство людей просто неготово. Такая ваша позиция? (Реплика из зала)

—Понимаете сегодня очень тяжёлая жизнь. Жизнь построенная как бы… Во-первых, ну это все говорят… Значит, темп жизни изменился страшно, да? Мы все в каком-то… Как это? В сумасшедшей гонке находимся. Ни у кого нет времени.

—Зачем? (Реплика из зала)

—Ну, разные причины, понимаете. Я например, даже не успеваю позвонить некоторым людям. Ну, казалось бы, что там, набрать номер или там, что-то… Я действительно не успеваю. Вот. Я понимаю, я не осуждаю это совершенно. Значит, темп жизни изменился. Люди вынуждены выживать. Очень в трудных условиях мы живём. Для того, чтобы выжить значит очень много нужно чего-то делать правильно? И в этих условиях находить время и силы ещё на то, чтобы вот обсуждать так, филантропствовать тут. Понимаете? Какие-то вопросы. Задумываться там над чем-то. И так далее, и так далее. Немногие на это способны. Это отдача.

—А церковь предлагает упрощённый вариант. (Реплика из зала)

—А церковь гораздо проще. Ну, не говоря о то, что церковь поставлена сегодня в такие условия, что они, так сказать, у них и есть красивые церкви, у них есть там возможность там много чего делать, чего у нас с вами нету.

—Наталья Александровна, а у вас есть личный опыт церковный? (Реплика из зала)

—В каком смысле?

—Причащаетесь вы или нет? (Реплика из зала)

—Нет, я не воцерковлённый человек.

— Нет, я не говорю, именно о таком вот, о воцерковлении, а вот просто, что душа требует идти в храм. Быть в храме. Не просто там в толпе, а вот, что какой-то… (Реплика из зала)

—Ну, я сама веду службы.

—Вот, вот, вот это мне интересно. Я и говорю об этом моменте. (Реплика из зала)

—Ну, есть.

—И то есть вы сами ведете службы. Службу. И от лица кого? (Реплика из зала)

—Ну, я прошла через посвящение в это… в Храме Человечества!

—Службу христианскую? (Реплика из зала)

—Не, не, не… (Реплика из зала)

—Нет, ну как, Храм Человечества. Какая уж не христианская? Христианско-теософско… э-э-э…

—Ну, просветительская можно сказать, да? (Реплика из зала)

—Нет, ну служба. Вот. У нас проходит раз в месяц.

—Да? А где, это? (Реплика из зала)

—У нас.

—В Дельфисе, да? Интересно как. (Реплика из зала)

—Расскажите поподробнее пожалуйста. (Реплика из зала)

—Да. На, что это похоже? На христианский ритуал или нет? (Реплика из зала)

—Не могу. Не потому, что… У нас совершенно открыты эти службы. Они, как бы, не закрыты. Так же как в Храме Человечества — там любой человек может войти в храм и присутствовать на службе. Но дело всё в том, что у нас просто помещение «Дельфиса» не позволяет всех вместить. Ну, сами вы понимаете.

—А желающих много? (Реплика из зала)

—Мы не очень-то распространяемся на эту тему, потому что если у нас придет там 50 человек, куда мы их денем?

—Вы служите по Учению Храма. То есть дело всё в помещении? (Реплика из зала)

—Да

—А если бы вам предоставили помещение? (Реплика из зала)

—Ну, я не знаю.

—Ну, например там. Гипотетически. (Реплика из зала)

—Нет, ну вот гипотетически. Например, значит, мы ездим когда в Литву, они попросили, чтобы мы провели там службу. Я обратилась к главному хранителю Храма Человечества, спросила её: «Имеем мы право там провести там». Она говорит: «Пожалуйста проводите, но службу оздоровления». Не службу такую… С причастием, а службу оздоровления, во здравие, как бы, да? И вот мы там проводим.

—То есть она по типу христианской, там есть причастие, освещение даров? (Реплика из зала)

—Да. И там венчание и крещение — всё есть.

— И причастие есть у вас? В службе Храма, да? (Реплика из зала)

—Да.

—То же хлеб, вино приносится? (Реплика из зала)

—Не вино, у нас вода и хлеб.

— Вода и хлеб приносится в жертву богу? (Реплика из зала)

—Да, конечно.

—Как интересно. А у вас в публикациях по Учению Храма это есть? (Реплика из зала)

—Нет. Ну, а как мы… Это же некое таинство, которое почему мы должны его публиковать в журнале? Это как-то странно.

—Ну, это интимное такое, да? (Реплика из зала)

—Ну, не интимное. Как любая служба в Храме, она…. Человек может в этом участвовать, только если у него в этом есть какая-то душевная потребность, понимаете.

—В теософии ведь нет этого, да? (Реплика из зала)

—В теософии нет, в Храме Человечества есть.

—И у Рерихов тоже этого нет?(Реплика из зала)

—У Рерихов тоже нет.

—И у Штайнеров тоже нет?

—У них какие-то мистерии есть. Но они имеют… (Реплика из зала)

—Мистерии там знаешь какого плана: возьмёмся за руки… (Реплика из зала)

—Нет, там этого нет. Ну, дело всё в том, что исторически сложилось так, что Храм Человечества… Они могли зарегистрироваться и существовать в Америке именно по американским законам. Им легче было зарегистрироваться как религиозная организация, чем общественная. Вот если бы общественная, по их там правилам — они бы подвергались всяким преследованиям, гонениям, а вот как религиозная, пожалуйста. У них там каких только церквей нет. И никто там… И поэтому они, тогда вот учитель им сказал, чтобы они именно так регистрировались. [01:35:22]

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Авруцкий Георгий Давыдович — Председатель Ассоциации «Синтез мировоззрений», сотрудник Всероссийского Теплотехнического Института, хороший знакомый Н. А. Тоотс.

http://www.globalistika.ru/naprav/Naprav01_1_asm.htm

[2] Все издательства при издании книг обязаны указать тираж каждой изданной книги. Ряд издательств сознательно обманывает и занижает данные тиражей по разным причинам — что-бы не платить налоги, что-бы не платить авторского вознаграждения автору или его наследникам и т. д. Вероятно не предполагая о том, что К. А. Зайцевым велась запись, — Н. А. Тоотс призналась, что она занимается фальсификациями данных по тиражам выпускаемых её издательством книг.

[3] Зайцев Константин Алексеевич — Координатор Ассоциации «Синтез мировоззрений». Одновременно профессиональный агент и провокатор организации А. Бейли «Люцис Траст» («Люцис Траст» — организация являющаяся главным врагом теософского и рериховского движений работающая в интересах спецслужб США). Зайцев К. А. несёт главную ответственность за постановку официальных подразделений Адьярского ТО под теневое управление Люцис Траста. Именно К. А. Зайцев, а вовсе не Авруцкий, который используется лишь для прикрытия дел «Люцис Траста», руководит организацией мероприятий проводимых Ассоциацией. Таким образом, именно К. А. Зайцев по-факту и пригласил Тоотс на встречу.

http://www.globalistika.ru/naprav/Naprav01_1_asm.htm

[4] Ирена Залецкене по той причине и не называла фамилии Костомаровой и никому не показывала её материалов, что прекрасно понимала, что записи Костомаровой — не имеют никакого отношения к рериховскому движению, и являются на самом деле не «контактом» с Учителями, или апостолами Иисуса Христа, а просто напросто медиумическими диктовками.

[5] Тоотс приводит выдержку из книги Сидорова «Знаки Христа». Но ни один настоящий рериховед не может подтвердить его слов, что Е. И. Рерих вообще когда-либо использовала термин «Белые Сёстры России».

[6] Это неправда. Должность М.В. Дороговой — медсестра Депо медицинских пиявок.

[7] Речь идёт о статье «Литва, Литва, любовь моя…» напечатанной в 4-м номере за 2011 журнала «Дельфис». Имя автора обозначено как — Афанасьев В. А. Но как мы понимаем из сказанного Тоотс — это псевдоним. Настоящее имя автора статьи — Валерий Афанасьевич Фролов.

[8] 2-я серия фильма Архангельского «Жара: Осушение смысла»: https://youtu.be/Hy-u01mwqkY?t=2249 (таймер установлен на 37:29):

Александр Мелик-Пашаев (Доктор психологических наук): «О христианстве говорить было нельзя и не принято. И вроде бы это что-то такое простенькое, а там философы всё-таки в Индии. Потом рериховское движение пошло. И вот, тут тоже также как с Булгаковым. Конечно в учении и в писаниях Рериха есть много такого, что неприемлемо для христианского сознания. Но всё-таки надо помнить, что было время когда именно в связи с Рерихом, и в связи с этим всем можно было говорить и писать о чём-то духовном. Так, что это в своё время большую роль сыграло. И надо тоже быть благодарными им за это.

Голос диктора: «Начав свой поиск, также подобно многим ровесникам и современникам Мелик-Пашаев с изумлением обнаружил, что рядом с ним находятся люди с иным опытом с иными векторами жизни с отблеском вечности в глазах. Только раньше он их почему-то не замечал. Один из них Александр Сергеевич Поль был его педагогом в театральной школе студии.

Александр Мелик-Пашаев: «Он сказал, что да я совершенно уверен в существовании невидимого мира и в том, что человек может и испытывает потребность его осознавать. Но очень важно, что-бы никогда не умолкал здравый и критический разум твой и что-бы была большая цель, а не просто какие-то отдельные упражнения. Это очень опасный путь.

Голос диктора: «Кто-то из тайных духовных наставников, которым как по цепочке тотально рискуя Поль передавал учеников не был православным, кто-то был. Учения, которые сообщались из уст в уста могли быть каноничными, а могли не вписываться в конфессиональные профессиональные каноны. Но это не была мистическая самодеятельность, в отличие от иных оккультных кружков той странной поры. Однако фамилии своих тогдашних учителей их ныне здравствующие ученики по-прежнему не называют вслух. Только имена отчества. Надежда Михайловна. Мария Владимировна».

Александр Мелик-Пашаев: «Она была никому неизвестной. Она имела диплом по-моему медсестры. Хотя на самом деле была очень хорошим гематологом. Ну, поскольку она была из супераристократического рода и немножко сидела, то конечно никаких у неё карьерных не было и не мыслей и не продвижений. Вот Александр Сергеевич меня переправил к ней для более, так сказать, индивидуального рассмотрения моих перспектив.

[9] Имелась ввиду не Антарова, а Костомарова (1895-1980).

Герман Косырев

 

Неотамплиеры против теософии и рериховского движения. Часть 1. Сидоров В.М., Костомарова Н.М.

Н.К. Рерих. Скоморохи. 1914

 

Спасительный наш лозунг: Параклет!
Объединение под знаком Параклета!
Остановить Ученье Параклета
Теперь уж невозможно никому.

Сидоров В.М. «Страна Параклета»

Имя Валентина Митрофановича Сидорова достаточно хорошо известно в среде рериховского движения в качестве одного из его подвижников, которым он действительно был поначалу и создателя Ассоциации «Мир через Культуру». Валентин Митрофанович также автор ряда очерков и книг, в начальном периоде деятельности Сидорова имевших отношение к наследию Рерихов, но по мере её продолжения всё более уходящих в сторону новой псевдорелигии и в область необузданных фантазий, в сферу медиумических контактов, попыток «поднятия» кундалини и «раскрытия» чакр.

Сидоров Валентин митрофанович JPG

Сидоров В. М. (1932-1999)

Коснёмся вкратце основных вех творческой биографии Валентина Митрофановича связанных с темой нашей статьи. В конце 1950-х годов Сидоров посещает выставку Рериха в Москве под впечатлением которой в нём зарождается интерес к Индии и Востоку. Этот интерес постепенно приводит к желанию изучить наследие Рерихов, в чём Сидоров достигает определённого успеха. В 1974 году он готовит к выпуску первую в советское время книгу поэтических сочинений Н. К. Рериха под названием «Письмена». В декабре 1974 года при участии Сидорова было организовано празднование 100-летия со дня рождения Н. К. Рериха.

«Затем последовал семилетний период активного постижения нового откровения в группе единомышленников у Белых Сестёр России — Надежды Михайловны Костомаровой и Марии Вадимовны Дороговой. Это были две мужественные и бесстрашные женщины, принимавшие в Москве в условиях тотального режима Новое Учение сокровенных знаний для Новой Эпохи и имевшие учеников.

К началу 1980-х годов Валентин Митрофанович смог подготовить своё сознание для принятия высоких энергий, мыслей и стать настоящим проводником их на физический план нашей земной жизни». [1]

Обратим внимание, что наибольший взлёт Сидорова как подвижника рериховского движения приходится на середину семидесятых годов. После чего, мы видим явный отход от него в сторону некоего «нового откровения», под влиянием ряда лиц из нового окружения Сидорова, которых он величаво называет «Белыми Сёстрами России». Основная писательская деятельность Валентина Митрофановича приходится на восьмидесятые годы.

«В 1982 году в журнале Москва печатается его повесть «Семь дней в Гималаях», где впервые в СССР открыто освещаются понятия Реинкарнация, Махатма, Шамбала, что производит колоссальный эффект на советского гражданина. Не убоявшись шквала критики и недобрых слов в свой адрес, Валентин Митрофанович взбирается ещё выше на духовный Олимп, где рождаются поэмы Рукопожатие на расстоянии (1986), Мост над потоком (1988)». [2]

Не будем сейчас обращать внимание на заявления сторонников Сидорова о его якобы «трансмутациях» для приёма «высоких энергий», в которых его сторонники убеждены, и на те высокие слова о «духовном Олимпе» на который взобрался Сидоров. Что это были за «трансмутации», и какой именно «Олимп» мы подробнее высветим ниже. Для нас сейчас важно уяснить следующее — то, что деятельность Валентина Митрофановича была чётко разделёна два периода. Первый — это когда Сидоров, будучи действительно сторонником рериховского движения, помогал ему — это период заканчивается в середине семидесятых годов. И второй — когда он будучи сторонником уже совершенно иного «нового откровения» использовал рериховское движение лишь для прикрытия в достижении своих, на тот момент уже не имеющих никакого отношения к рериховскому движению, целей и пропаганды в рериховской среде «нового откровения» проводником которого он стал, а правильнее было бы сказать не «стал», а его сделали, использовав уязвимые места в его характере и сознании. И этот период начинается со второй половины семидесятых.

Таким образом, один из активнейших и многообещающих представителей рериховского движения с середины семидесятых годов уже работал против него, о чём мало кто знал. И это было ещё задолго до того, как в восьмидесятых годах он написал и опубликовал свои основные литературные работы посвящённые Рерихам.

Со смертью Сидорова, более пятнадцати лет назад, интерес к нему уменьшился и сегодня не многие в достаточной степени знакомы с его произведениями и ещё меньшее количество людей представляет себе то, чем именно он занимался. Но вместе с тем, его деятельность является ключом к пониманию ряда событий происходящих в рериховском движении и в настоящее время. Его несуразные идеи разошедшиеся волнами по рериховскому движению продолжает до сих пор оказывать на него своё отрицательное влияние. Некоторые люди даже называет это влияние «Сидоровщиной».

О чём же именно идёт речь?

Речь идёт о том, что именно Сидоров несёт ответственность за две вещи — за попытку распространения так называемой «религии Параклета» — очередного варианта секты замешанной на христианстве и восточных учениях, призванной по мнению Валентина Митрофановича и его соратников прийти на смену Агни-Йоге и Живой Этике. И за подлог с понятием «Белые Сёстры России»:

«Как вы знаете, Елена Ивановна была уверена в космической миссии России, а скептикам и нытикам из числа эмигрантов она говорила: есть белые сёстры России. Им труднее, чем нам, но они живут и действуют в России во имя спасения России». [3]

Однако ни один квалифицированный рериховед не может подтвердить слова Валентина Митрофановича, в отношении того, что Елена Ивановна Рерих действительно использовала или употребляла этот термин. Но предположим на минуту почти невероятное — Сидорову было известно нечто тайное, то что никому другому известно не было, и Елена Ивановна действительно так говорила, как он и написал. Но разве в этом случае была осуществлена персонификация этого термина на ком-то конкретном? Очевидно, что не была.

Термин «Белые Сёстры России», в независимости от того откуда он был взят, обозначают абстракцию и воспринимается как образ совместной работы, совместного творчества на благо России. Персонификация же этого термина невозможна без придания такой персонификации характера спекуляции и принижения выраженной в нём идеи. Если бы вдруг и другим, кроме Сидорова, пришла в голову эта же мысль, то появились бы уже целые списки «Белых Сестер России» при этом отличающиеся друг от друга в зависимости от личных предпочтений и пристрастий разных авторов, которые бы спорили между собой за включение той или иной фамилии в список. Но это бы принизило и само понятие и могло бы унизить людей включённых в такие списки.

«Белые сёстры России, с которыми жизнь свела меня в семидесятые годы, рассказывали…» [4], — пишет Валентин Митрофанович создавая легенду или миф о своих с ними интимных встречах.

Но кого же именно пытался Валентин Митрофанович выдать за «Белых Сестёр России»?

* * *

Валентин Митрофанович Сидоров познакомился с Костомаровой почти детективным способом. В 1973 году у него рождается дочь, которую он по старой традиции своей семьи — крещёным был и сам, хочет крестить, но опасаясь неприятностей на работе вынужден делать это неофициально. Расспросы знакомых выводят его на женщину, которая может помочь в тайном крещении и нелегально в обход официальных правил, договориться об этом со священником. Этой женщиной оказывается Надежда Михайловна Костомарова — дальняя родственница известного российского историка. Происходит встреча во многом определившая дальнейшую судьбу Валентина Митрофановича. В процессе личного знакомства Сидоров рассказывает Костомаровой о своём увлечении восточными религиями, буддизмом, теософией и творчеством Рериха. Надежда Михайловна живо откликается на проявляемый в этом отношении интерес, так как эти темы оказываются её хорошо знакомы. И на то как оказывается были свои причины и основания.

Костомарова Надежда Михайловна JPG

Костомарова Н. М. (1895-1980)

Невозможно когда мы говорим о Костомаровой не обратить внимание на то, с чего именно начинался её путь в «духовность». Этот путь берёт свою начало с печально известного «Ордена Звезды Востока» Кришнамурти. [5]

«— Мачеха моя, — говорила Надежда Михайловна, — была теософкой. Она втянула в теософию отца моего, попыталась приобщить к ней и меня. Правда, председательница московского теософского общества сказала, что я слишком молода и что потому она меня запишет в орден “Звезда Востока”.

Как вы знаете, именно в это время руководители теософского движения Чарльз Ледбитер и Анни Безант в Адьяре взяли под особую опёку индийского мальчика Кришнамурти. На весь мир они объявили его новым мессией — вторым воплощением Иисуса Христа. А пока — в ожидании грядущей деятельности нового Иисуса Христа — занялись формированием штата апостолов (в число двенадцати апостолов, естественно, вошли и Ледбитер, и Безант). Для молодёжи был создан духовный орден “Звезда Востока”, патроном которого провозгласили Кришнамурти». [6]

Не имеет особого значения сколько именно Костомарова по времени находилась в «Ордене Звезды Востока» — много, или как она говорит сама — мало. Это ничего не меняет, потому, что Надежда Михайловна не только посещала собрания, но и воспитывалась в семье входившей в среду уже разложившегося теософского общества, в котором культивировалась идея ожидания скорейшего прихода Мессии, для чего и нужна была афера с «апостолами». И этими бредовыми идеями её сознание было пропитано с детства. Естественно это не имело никакого отношения к настоящей теософии Блаватской, — учению действительно глубокому и требующему умения размышлять. Но понять это Надежда Михайловна по своему малолетству естественно не могла и принимала за теософию то, что видела и слышала вокруг себя, и то, что было от настоящей теософии крайне далеко. Но при всём при этом, теософию Костомарова понять и не старалась, и не пыталась воспринять даже той небольшой толики пользы, которую могла бы получить, если бы этого хотела. Она просто считала, что и так всё знает и понимает, без изучения:

«Главная линия расхождения Надежды Михайловны с теософами — отношение к Иисусу Христу.

Теософы не сумели приблизиться к тайне Христа, — считала она. — В вопросе с Христом они запутались и запутали других. А произошло это потому, что они пытались механически расставить всё по полочкам, земными мерками измерить неземное. Вот и ускользнуло от них самое главное, а именно то, что явление Христа — единственное, несопоставимое ни с чем, переломное событие в космически-посвятительной жизни человечества.

Теософы не поднялись до уровня мысли блаженного Августина, который утверждал, что христианская религия в своей изначальной сути “существовала уже среди древних народов и не было времени, когда она не существовала”». [7]

Естественно, что теософия не имела никакого отношения к Христу, так как теософия — это импульс направленный с Востока на Запад для ознакомления жителей Западной цивилизации с забытой или игнорируемой восточной мудростью. А буквально — с философией, религией, мифологией арьев, что и было зафиксировано как одна из целей теософского общества. Географически же это соответствует таким регионам как Индия, Тибет, Гималаи, частично — Иран, Китай. Так причём же здесь Иисус Христос? Только по той причине того, что так хочется Костомаровой? Но её личного хотения для определения того, какой должна быть или не должна быть теософия совершенно не достаточно. И не ей решать этот вопрос, а самим теософам.

Августин же указываемый Костомаровой в качестве высшего для неё авторитета, в свою очередь для теософов никаким авторитетом не является и рассматривается в теософии как религиозный догматик. [8]

Кроме этого именно Августин рекомендовал использовать для нужд церкви и христианства философское наследство других религий, или даже просто красть и использовать богатство и материальные ценности не христиан:

«60. Если так называемые философы, особенно платоники, как-нибудь случайно сказали что-либо истинное и подобающее нашей вере, то этого не только не нужно бояться, но это должно быть истребовано от них как от незаконных владетелей в нашу пользу. <…>

61 Ведь разве что иное делали многие наши добрые верующие? Разве не восторгаемся, что Киприан, сладчайший учитель, и блаженнейший мученик, вышел из Египта, нагруженный большим количеством золота, серебра и одежды? А сколько [вынес] Лактанций, Викторин, Оптат, Иларий…<…> [9]

Так каким же авторитетом может быть Августин?

Знакомой с теософией только по работам псевдо-последователей с крайне искажённым или неверным восприятием и пониманием теософии, которые распространялись в период распада теософского общества под управлением Безант и Ледбитера, Костомаровой невдомёк, что большинство из того, в чём она упрекает теософов — в настоящей теософии Елены Петровны Блаватской просто отсутствует.

«— Слишком уж много воображения занимают у них так называемые степени посвящения, в соответствии с которыми они пытаются с математической точностью различать ниже и выше стоящих на духовной лестнице. Чересчур уж благоговейный трепет вызывает у них само слово “посвящение”. “Этот — имярек — принял третье посвящение, а этот — предел возможного на земле — четвёртое!”» [10]

Но в настоящей теософии нет никаких степеней посвящения. В том числе нет и третьего, и четвёртого посвящения, которое якобы кто-то из теософов принял, да на весь мир рассказал. В настоящей теософии никто не пытается различать стоящих ниже или выше на духовной лестнице. Нет и никакого благоговейного трепета перед словом «посвящение». А то, что Костомарова приняла фальшивки за чистую монету говорит лишь о её неспособности разобраться в вопросе, что лишь дополнительно свидетельствует о её собственном крайне низком уровне духовного развития. С такими способностями иметь претензии на духовное водительство было более чем нескромно.

Не лучше обстояло дело с пониманием восточной философии и эзотерических доктрин и у Дороговой, — подруги Костомаровой с которой она через некоторое время познакомила Сидорова, заявившей:

«В индийской традиции это различие [грехопадение] не учитывается (там вообще отсутствует момент грехопадения), и потому у нас существует определённое расхождение с индийской концепцией реинкарнации, не исключающей воплощения душ человеческих в зверей, рыб и даже насекомых за совершённое в прошлой жизни зло». [11]

На самом деле всё с точностью до наоборот. В отличии от простых народных верований и поверий, о которых и говорит Дорогова, и называемых кстати метемпсихозом, а вовсе не реинкарнацией, именно настоящая восточная эзотерическая доктрина описанная Е. П. Блаватской и говорит о том, что реинкарнация в тело животного (и тем более в растение или минерал) невозможна.

Таким образом, что первая — Костомарова, что вторая — Дорогова, по незнанию ли, или специально — говоря о теософии и восточных доктринах вводили других людей в заблуждение. Но, так как в процессе исследования деятельности представителей «нового откровения» выясняется, что и теософия, и Агни-Йога, и Живая Этика, и вообще вся восточная философия в целом — воспринимаются ими, видимо как конкуренты по отношению проповедуемого ими учения о Параклете, которое они пытаются любыми и не всегда честными способами распространять и навязывать, в том числе и на волне интереса к теософии и Агни-Йоге и прикрываясь ими, то можно высказать предположение, что случайностью такое поведение Костомаровой и Дороговой вовсе не было.

К Живой Этике Костомарова относилась с большим презрением, по тем же самым причинам и той же логике что и к теософии, что однако не мешало Валентину Митрофановичу «углублять» и расширять знакомство далее:

«Разумеется, разговор коснулся и Рериха, поскольку я занимался изучением творчества художника и его биографии, и его последователей. К рериховцам (она называл их “рерихианцами”) отношение у Надежды Михайловны было сдержанным и даже, пожалуй, суровым.

У них, — говорила она, — во всяком случае, у тех, которыми я встречалась, отсутствует религиозное чувство. Отвергнув в свой время официальную церковь, они не искали Христа в самом христианском учении, которое в большей степени — тут они правы — спрофанировали некоторые невежественные церковники. Живую Этику они восприняли как замену всего того, что несла с собою церковь. Вместе с водой они выплеснули и ребёнка». [12]

Но при этом Костомарова считала возможным использовать Живую Этику как инструмент для достижения определённых целей:

«Я принимаю Живую Этику — не всё, но некоторые книги Живой Этики я читала, — как практическое учение для приближения к заповедям христианства, для выполнения их. Только так, и никак по-иному». [13]

То есть в её понимании — фактически любую литературу, или учение, тем или иным способом пригодных для развития духовности общего плана — использовать можно, но на определённом этапе, после выполнения по мнению Костомаровой своей задачи они должны быть отложены в сторону или отброшены, чтобы не мешать выполнению основных задач по привлечению к христианству:

«Одной из постоянных тем наших бесед была Индия. Это естественно, потому что я занимался тогда продвижением книг Рериха в печать, писал книгу о Рерихе, а Надежде Михайловне приходилось в то время общаться с нашими российскими йогами, как и она, в силу обстоятельств вынужденных действовать в подполье. Как я понимаю, Надежда Михайловна служила для них своеобразным мостиком к христианству. С церковниками, гневно обличающими любое инакомыслие, общего языка найти они не могли. А вот Надежда Михайловна — дело другое. Нередко общение кончалось тем, что йоги принимали обряд крещения и, таким образом, добровольно прибивались к православному берегу». [14]

Но тот, ошибётся, кто подумает, что Костомарова вела речь о церковном христианстве или его форме — православии. Совсем нет. Разъясняя своё отношение к буддизму и христианству Надежда Михайловна говорит:

«Что же касается современного интереса к буддийскому учению, то хочу напомнить, что мы получаем его в очищенном виде, не замутнённым их ортодоксией, догматикой и ритуалами. В отличие от христианства, которое воспринимается ещё поверхностно и эзотерическая суть которого неведома подчас для самих священников. [15] Убеждена, что с течением времени на Востоке точно такое же отношение, как у нас к эзотерическому буддизму, установится к христианству, когда оно предстанет в своей сокровенной ипостаси без примеси официальной догматики и официальной церковности». [16] и

«Судя по всему, не внешняя церковь будет приветствовать приход Параклета, а тайная, сокрытая, те камни живые, которые, по утверждению апостола Павла, и оставляют истинную Церковь Христову. Не исключено, что в числе провозвестников Параклета окажутся люди, формально вообще не принадлежащие к Церкви». [17]

Таким образом речь идёт вовсе не о церковном христианстве или его форме — православии, а о якобы существующей тайной эзотерической форме христианства доступной только «избранным», некое тайной элите, к которой Костомарова и Дорогова себя естественно тоже причисляют:

«— Мы с вами, — утверждала Мария Вадимовна, имея в виду круг близких ей людей, — выступаем в роли своеобразных ессеев, предвосхищающих приход Параклета. Во всяком случае, мы должны таиться точно так же, как и они накануне прихода Христа». [18]

Костомарова посвящает Сидорова в свои ясновидческие воспоминания у Голгофы Иисуса Христа, где она якобы присутствовала в прошлой жизни:

«Н.М.К. рассказывала о своих детских снах: В сияющих горах сияющие люди учат… Она имела сильное духовное переживание/воспоминание о своём стоянии у Креста с распятым Христом, и в глазах стоящего рядом апостола Иоанна она читала все сокровения этого Святого Момента». [19]

Валентин Митрофанович и верит, и не верит одновременно. Но следующий крючок Костомарова забрасывает прямо в цель — Учителя и Махатмы Белого Братства из Шамбалы! Тут уж Надежде Михайловне легко удаётся убедить подготовленного, заинтересованного и желающего «поверить» Сидорова в своих связях с Учителями Белого Братства из Шамбалы:

«Можете представить себе сейчас лицо Ларисы? Можете. Примерно так же и перед моим внутренним взором возникает лицо Учителя. Только это непроизвольно и неожиданно. Особенно ясно вижу глаза. Но вообще я ощущаю и очертания фигуры. — Надежда Михайловна скосила глаза вбок. — Вот и сейчас Он здесь.

Во время первой нашей встречи Учитель Мория — по её словам — обозначился с чрезвычайной чёткостью (как я понимаю, это и послужило решающим аргументом в пользу продолжения нашего знакомства)». [20]

После этого Валентин Митрофанович начинает верить Костомаровой безоговорочно, даже несмотря на возможные судя по описанию признаки медиумизма:

«Надежда Михайловна чётко делила сказанное ею на две части: то, что идёт от неё самой, и то, что она получает — по её словам — по беспроволочному телеграфу. Информацию последнего рода она всегда давала несколько отстранённо, подчеркивая значимость её некоторой торжественностью интонации». [21]

Через некоторое время Надежда Михайловна знакомит Сидорова со своей подругой и, как она её называет старшей духовной сестрой — Марией Вадимовной Дороговой, не менее, а вероятно даже ещё более самой Костомаровой убеждённой —

В своём провидческом даре:

«В связи с этим картина мира — Тонкого Мира в первую очередь — разительно изменилась. Открытая ясновидческому взору Марии Вадимовны, она выглядит так.

Надземное пространство пронизывают крики: Искупления! Искупления!.. Они всё громче и громче… Сонмища прозрачных существ толпятся перед Вратами Воплощения. Они в различных позах, но все они молят, просят, требуют скорейшего воплощения, чтобы искупить ужас, созданный в прошлой жизни». [22]

В своём мессианском предназначении:

«— Православная церковь, — говорила она, — мистична, но не магична. Под мистичностью я понимаю душевность. Под магичностью — силу духа и волю. Беда церкви, на мой взгляд, состоит в том, что ее служители должны быть магами и иерофантами, а они таковыми не являются. Вот и приходится подчас выполнять их работу. <…>

Я являюсь проводником сокровенного западного учения, — не раз повторяла Мария Вадимовна. — Согласна, что настали сроки, когда должны духовно сочетаться Восток и Запад». [23]

В своих оккультных способностях:

«…вот что существенно и важно, — Мария Вадимовна выдержала паузу, дабы подчеркнуть значимость того, что она сейчас скажет, — при нашей методике работы над чакрамами эти опасности устраняются полностью. Нет, цель не меняется. Она остаётся той же. Клубок космической энергии, он же Змей-Кундалини, должен проделать свой вертикальный путь, чтоб ощутить дыхание Лотоса Брамы. Но под воздействием чакрама сердца и других верхних чакрамов меняется ритм восхождения. Змей-Кундалини движется вверх, но теперь не так, как прежде — не порывисто и стремительно, — а медленно, неторопливо; он как бы ощупывает и осваивает каждый сантиметр, каждый дюйм набираемой высоты. Ждать немедленных, фантастических результатов тут не приходится, но зато если ошибка, если срыв, то ничего страшного не произойдёт: Змей-Кундалини плавно опустится вниз и обретёт прежнее положение, не причинив ни малейшего ущерба человеку. И спустя какое-то время всё можно начинать сначала». [24]

И вот доходит до того, что новые знакомые Сидорова предлагают раскрыть ему «духовные центры». Валентин Митрофанович слышал столько удивительных чудес об Индии. Таинственные Учителя и Махатмы, хатха-йоги, которые могут творить чудеса со своим телом, недосягаемые раджа-йоги владеющие гораздо более удивительными секретами связанными с раскрытием духовных способностей. Как вообще было возможно для него — человека столь активного, но одновременно и сверхвнушаемого сидеть спокойно в такой ситуации? Нет центры обязательно должны быть раскрыты любым способом. И помогут в этом его новые знакомые. Или, добавим мы для вдумчивого читателя, Валентин Митрофанович должен был внушить себе, что две дамы пожилого возраста, которых он безоговорочно принял за своих духовных наставников и проводников в духовном мире, действительно смогут заменить собой редко встречающихся и почти недоступных настоящих учителей восточных традиций и практик саморазвития. А длительные и подчас изнуряющие тренировки сможет заменить приятное общение за чашкой чая. В сказку так хотелось верить:

«Как стремительно меняется обстановка! Ведь недавно, совсем ещё недавно, открытие верхних духовных центров считалось исключительной прерогативой йогов, достигших высших — иногда высочайших — ступеней самопознания. Но крутой вираж времени поставил нас перед выбором без выбора: в современных условиях, в сутолоке современного города мы обязаны научиться делать то, что делали раньше в горных ашрамах и лесных убежищах. Это одна из примет наступающей эпохи Параклета». [25]

Если верить Сидорову, понимая при этом, что это доверие начинает убывать по мере того, как Валентин Митрофанович раскрывает подробности своей совместной работы с Костомаровой, то последняя вместе с Дороговой в тиши своего «Ашрама» на Арбате «поднимают» Сидорову кундалини и «раскрывают» ему чакры:

«Не без робости и сомнения приступали мы к медитативному курсу изучения чакрамов». [26]

Однако что такое робость и сомнения для Валентина Митрофановича? Их-то он, как ненужные препятствия, как раз преодолевает очень быстро:

«Но, пожалуй, самое удивительное было в том, что наше — да ещё столь стремительное — вторжение в заповедные зоны незримых центров ни в малейшей степени не сказывалось на физическом состоянии нашем. Не секрет, что такого рода занятия обычно сопровождаются болезненными явлениями. Огненная трансмутация несовершенного тела всегда мучительна. Могут возникнуть боли в области сердца, может появиться жжение в солнечном сплетении, может начаться воспалительный процесс в щитовидной железе. Об этом предупреждают и к этому готовят. Но у нас, слава Богу, всё шло благополучно. Как будто действительно что-то благоприятствовало нашему эксперименту. Правда, впоследствии от людей, сведущих в этих вопросах, я узнал, что начальная стадия работы над чакрамом Брамы мне, например, грозила потерей зрения (если б вдруг на какой-то момент я выпал из состояния внутреннего равновесия). Но я узнал об этом задним числом, когда опасность, а значит, и связанные с нею страхи были уже позади». [27]

Впоследствии Сидоров уверовав в Учение Паралета станет называть чакры уже плексусами, объясняя это стремлением продемонстрировать связь с «христианской» традицией, но одновременно и разрывая этим связь с «индуистско-буддийской» традицией, подчёркивая этим свой всё больший отход от неё и неприемлемость даже в плане терминологии:

«В прежних книгах для обозначения незримых космических центров человека я употреблял термин чакры или чакрамы, почёркивая тем самым генетическую связь с индуистско-буддийской эзотерической традицией. Нынешнее использование термина плексусы преследует аналогичную цель: подчеркнуть генетическую связь с христианской эзотерической традицией, на которой зиждится духовная школа Параклета». [28]

Безусловно Валентину Митрофановичу нравится, что он оказался в числе избранных (с «открытыми чакрами»). Раньше для таких достижений тратились годы тяжёлого труд под руководством настоящих Учителей восточной традиции и без каких либо гарантий на успех. А сейчас две старушки походя и от нечего делать, между распитием чая, раскрывают чакры любым своим знакомым:

«Начавшийся Путь Возвращения предполагает концентрацию на верхних плексусах, раскрытие которых ещё недавно считалось уделом избранных, далеко продвинутых в духовном отношении людей». [29]

Но «избранные», «далеко продвинутые» — это всё только этап. А почему, например, на стать равным богам?

«Ещё древняя мудрость утверждала, что ты становишься равным богам, если огненные центры открылись в тебе, ибо открывший центры и есть бог, не до конца осознающий это и боящийся признаться в этом себе». [30]

Сидоров «признаться себе» что он равен богам явно не боится. Однако похоже, что и вхождение в число «избранных», «далеко продвинутых», «равных богам» не так тешит самолюбие Валентина Митрофановича как ещё более высокая цель — бессмертие:

«Благодаря плексусам бессмертье становится ощутимым реально. По существу, они не что иное, как органы бессмертия в нашем теле». [31]

А раз центры уже открыты. Значит? Сидоров считал себя бессмертным?

Космическим центрам, то есть чакрам или плексусам (в терминологии Сидорова-Костомаровой) Валентин Митрофанович посвящает множество стихов. Приведём один из них:

Космические центры человека
Ждут осознанья нашего. Они
Без осознанья нашего заглохнут
Или стихийно действовать начнут
. [32]

Не будем тратить время на разговор о «глубомысленных» стихотворных заявлениях Валентина Митрофановича, более всего напоминающих полную ахинею, и продолжим далее.

Сидоров начинает верить в прошедшую у него, так называемую «огненную трансмутацию», при этом, правда не поясняя в деталях — в чём же именно она выражалась. Посещение медиумического контактёрского кружка Костомаровой, который Сидоров именовал «Ашрамом», и занятия по «открытию чакр» и поднятию кундалини для Валентина Митрофановича даром не прошли и через некоторое время он уже ничтоже сумняшеся заявляет о собственном выходе на контакт с Учителем Белого Братства Морией, который якобы «заверяет» его в правильности выбора религии Параклета:

«И не случайность, наверное, что Учитель, само имя которого неразрывно с духовной традицией Востока, можно сказать, взяв меня за руку, привёл меня к Христу. Для меня это было более чем неожиданным, ибо в то время я был целиком погружён в глубины буддийской эзотерики и наивно полагал, что наконец-то держу в руках ключи от тайн мироздания». [33]

И о личной связи с апостолом Иисуса Христа Фомой:

«…произошло это в ашраме на Арбате, который я, будучи дисциплинированным учеником, посещал весьма регулярно. Не буду останавливаться на механизме контакта с Учителем, ибо он строго индивидуален и неповторим. Скажу лишь одно: в атмосфере этого ашрама их огненные токи становились порой физически ощутимыми. И вот однажды, когда я менее всего был готов к этому, прозвучали слова, непосредственно адресованные мне.

Я — Учитель, столь любимый тобою. Венецианец. Не правда ли, какое странное имя, похожее на прозвище? Но; конечно, у меня есть другое, настоящее имя. Я — один из двенадцати учеников Христа.

Он не назвал себя. Но я почти мгновенно догадался, кто это, и сам назвал его имя: Фома.

Ход моих мыслей был таков. Как известно, Фомы, усомнившись в воскресении Христа, допустил вопиющую бестактность: вложил свои персты в Его открытые раны. Поэтому именно он, устыдившийся и с особой остротой осознавший необходимость такта, и должен был впоследствии прилагать усилия для воспитания в людях этого качества духа.

Догадка оказалась правильной, и Учитель подтвердил её, сказав, что его сокровенное имя — Фома». [34]

Обрадованный Сидоров уверовав в действительность своего общения именно с апостолом Иисуса Фомой посвящает ему проникновенные стихи:

Когда тоскую и страдаю
От сложных вывертов ума,
К твоим стопам я припадаю,
Святой Фома, святой Форма!
Смири сомненье и смятенье.
Да сгинет призрачная тьма!
Развей сгустившиеся тени,
Святой Фома, святой Фома!
Да будет вера наша прочной
И радостной, как жизнь сама!
Приди на помощь в час урочный,
Святой Фома, святой Фома!
 [35]

А так как Валентин Митрофанович считал, что именно Махатма Мория «рекомендовал» ему «учение Параклета», то Сидоров посвящает стихи и ему:

Учитель Мория привёл меня к Христу.
И Он вручил мне Знамя Параклета. 
[36]

Стало быть желанная цель достигнута — установлена связь с Учителями из Шамбалы, а в довесок ещё и апостолами Иисуса Христа. Так вероятно думает Валентин Митрофанович и остаётся уверенным в своей версии о личных связях с Махатмами до конца своей жизни.

* * *

Теперь рассмотрим повнимательнее какую же идеологию внушили Сидорову новоиспечённые «белые сёстры», и что такое религия (псевдорелигия, секта) Параклета?

Для начала выясним — кто такой Параклет?

«Греческое слово “Параклет”, или “Параклитос”, переводится на русский язык как “Утешитель”. Лишь в одном из канонических Евангелий, а именно в Евангелии от Иоанна, содержится весть о Его приходе. По свидетельству Иоанна, Христос обещает своим ученикам:

Утешитель же, Дух Святый, которого пошлет Отец во имя Моё, научит вас всему и напомнит всё, что Я говорил вам”». [37]

То есть Параклет будет послан богом-отцом, но не следует путать его с Иисусом Христом, это совершенно другой Мессия, который должен прийти до второго пришествия Иисуса Христа с целью утешить (оттого и «Утешитель»), напомнить о забытых истинах христианства.

Когда по версии Сидорова-Костомаровой придёт Параклет?

У сектантов есть два мнения высказанных на этот счёт. Первое, — что Парклет придёт в ближайшее время (потому, что терпеть больше — ну ни никак уже невозможно):

«— Когда свершится приход Параклета на Землю? — спрашиваете вы. Ответ здесь может быть только один: или скоро, или никогда. Ведь Земля и без атомной войны — при современной экологической ситуации — в течение ближайших десятилетий превратится в сплошной могильник. Если не спасём природу, некуда будет являться благому Духу Утешителю. Не станет сосудов, способных вместить Его.

Значит, скоро?

Будем надеяться, что так». [38]

И мнение второе, что Параклет приходит именно в данный момент (что называется дождались), хотя при этом не указываются ни длительности этого процесса, ни дата его начало ни дата его окончания — то есть читатель сам волен догадываться когда это «пришествие» закончится и закончится ли вообще:

«Если еще несколько лет тому назад мы созидали пути приготовления новой эпохи, то сейчас она наступила.

Надежда Михайловна перекрестилась и торжественно продолжала:

В высшие слои духовной атмосферы нашей планеты вошли волны Параклета — да святится Имя Его в веках и мирах!» [39]

Что должно произойти при пришествии Параклета?

«Духовная волна Параклета пронижет всё. Произойдёт раскрытие тайного и сокровенного, что есть в христианской церкви, любой светлой религии вообще». [40]

Однако несмотря на заявления Костомаровой о наступлении пришествия мессии, указанных событий не произошло. Возможно Надежду Михайловну подвело её «ясновидение»? Или перепутала волны? Видимо приход Параклета всё-таки временно откладывается в связи с какими-то задержками.

А теперь самый главный с точки зрения настоящей статьи вопрос — что должно произойти с Агни-Йогой при пришествии Параклета?

«— Но попытка такого синтеза, — сказал я, — уже предпринята в Агни Йоге, интегральной йоге Ауробиндо Гхоша, да и других нерелигиозных, а точнее говоря, надрелигиозных духовных учениях нашего века.

Вы правильно сказали: попытка. Это лишь первый подход к раскрытию тайны, но ещё не раскрытие тайны. А что касается Учения Параклета, то оно явит собой синтез всех синтезов». [41]

То есть Агни-Йога по мнению Костомаровой и Сидорова «неполна». От неё надо отойти, как от первой попытки синтеза. И… Принять Учение Параклета. Которое и есть якобы самый «настоящий», в отличие от всех других попыток — «синтез всех синтезов».

Вот мы и подошли к самому главному. Оказывается бывший подвижник рериховского движения приходит к идее отказа от Агни-Йоги, как несовершенной попытки «первого подхода», — в пользу псевдорелигии (или религии, секты) Параклета, внушённой ему ближним кругом его знакомых!

На этом статью посвящённую Валентину Митрофановичу Сидорову можно закончить. К сожалению идеи двух «нескучных» пожилых особ, искушённых в контактёрстве и ченнелинге, явно владеющих приёмами управления сознанием и умением вызвать к себе интерес, и скрашивающих подобным образом дни своей старости не растворились окончательно в небытии, а нашли отражение в поздних произведениях Валентина Митрофановича Сидорова, таких как — «Знаки Христа», «Страна Параклета», «Утешитель», «Непадшее человечество», «Космическая йога», и были перенесены таким образом в настоящее время. Они «нашли» своих читателей в среде некритичных поклонников рериховского движения, верящих в выдумку о «Белых Сёстрах России». А некоторые из этих поклонников даже посвятили им свои стихи:

И Белые Сёстры России,
Не веря прельщениям тьмы,
Дождутся прихода Мессии,
А с ними дождёмся и мы.
[42]

Сегодня идеи Сидорова ретранслируются уже новым поколением его поклонников, и как ни странно рядом таких же бывших сторонников рериховского движения, как и сам Сидоров с похожей в психологическом плане судьбой — отказ от Агни-Йоги в пользу того или иного варианта христианской или псевдохристианской религии или секты (в том числе и той же религии Параклета). Наиболее активной среди них является Наталья Александровна Тоотс, которая через свой журнал «Дельфис» и на личных встречах, занимается дискредитацией Агни-Йоги и распространением религии Параклета заместо Сидорова, обозначая тем самым «духовную преемственность» от секты Костомаровой-Дороговой.

Следующие статьи будут посвящены деятельности современных сторонников Валентина Митрофановича, и раскрытию тайны двух пожилых дам вынесенной в заглавие нашей статьи.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] В. С. Проскуряков. Линия нашей жизни. // Дельфис. №3 (71) / 2012, С.46. или http://www.delphis.ru/journal/article/vestnik-novogo-soznaniya

[2] Там же.

[3] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.93.

[4] Там же. С.336.

[5] «Орден Звезды Востока» Кришнамурти — Псевдодуховная организации созданная специально с целью обмана и выколачивания денег из среды малограмотных искателей духовности, бывшим священником-викарием англиканской церкви, организатором на базе теософского общества и его идей псевдохристианской церкви (Либерально-Католическая Церковь) с присвоением себе в ней звания Епископа, создателем опять-таки на базе теософского общества масонской организации с присвоением себе в ней 33-го высшего масонского градуса, одновременно гомосексуалистом и растлителем исключённым за педофилию из теософского общества во времена президентства Олькотта, позднее во времена руководства Безант возвращённым обратно — аферистом Чарльзом Ледбитером. Подробнее см. «Immorality in the Theosophical Society» («Аморальность в Теософском Обществе») (http://www.blavatskyarchives.com/ton2.pdf) и «Flowers from a Neo-Theosophical Garden» («Цветы из Нью-теософского сада») (http://www.blavatskyarchives.com/thomas/stokes.htm)

[6] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.40.

[7] Там же. С.42.

[8] «“Уважаемые столпы” Августин и Лактанций, кажется, из-за своего догматического невежества задушили всякую веру в более древних дохристианских теологов. Но в настоящее время филология и более близкое знакомство с санскритской литературой дают частичную возможность снять с них это незаслуженное обвинение». Блаватская Е. П. Разоблачённая Изида. Т.1. — М.: Эксмо, 2008. С.77. и

«Даже, если бы еще не хватало доказательств, то невежество Августина и Лактанция, вовлекшее по этим вопросам в заблуждение все христианство, где оно продержалось до периода Галилея, — может послужить примером затмений, через которые человечество из века в век проходит». Блаватская Е. П. Разоблачённая Изида. Т.1. — М.: Эксмо, 2008. С.422.

[9] Аврелий Августин. О христианском учении // Антология средневековой мысли: Теология и философия европейского Средневековья. Т.1. — СПб.: Амфора, 2008. С.97-98.

[10] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.41-42.

[11] Там же. С.429.

[12] Там же. С.13.

[13] Там же. С.13.

[14] Там же. С.94.

[15] На самом деле это утверждение Костомаровой в корне неверно. Во вступительной статье к переводу «Дхаммапада» изданному в 1960 году под руководством Ю. Н. Рериха, её автор — В. Н. Топоров на стр. 6-8 описывает краткую историю деградации буддизма.

[16] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.12-13.

[17] Там же. С.385.

[18] Там же. С.121.

[19] Афанасьев В. А. Литва, Литва, любовь моя… — Дельфис. №4 (68) / 2011, С.9.

[20] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.44.

[21] Там же. С.87.

[22] Там же. С.119.

[23] Там же. С.121.

[24] Там же. С.126.

[25] Там же. С.126.

[26] Там же. С.127.

[27] Там же. С.129.

[28] Там же. С.358.

[29] Там же. С.360.

[30] Там же. С.363.

[31] Там же. С.361.

[32] Там же. С.357.

[33] Сидоров В. М. Страна Параклета.

[34] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.339-340.

[35] Там же. С.340-341.

[36] Сидоров В. М. Страна Параклета.

[37] Сидоров В. М. Знаки Христа. — М.: Худож. лит., 2000. С.89.

[38] Там же. С.119.

[39] Там же. С.88.

[40] Там же. С.92.

[41] Там же. С.92.

[42] Ляхович Н. «Белые сёстры» http://www.stihi.ru/2012/03/16/9567

Герман Косырев

Размещено в ВКонтакте в группе «Новости теософии»

 

Дима Попов как «Хранитель» наследия

 

Как лисица не может по известным причинам быть хранителем в курятнике, так и Дима Попов по тем же самым причинам не может быть хранителем никакого наследия — ни материального, ни духовного ни в какой организации. Не может по той простой причине, что Дима Попов зарекомендовал себя в качестве мошенника, вора и афериста. И в кругу тех, кто знает о его прошлой деятельности — это прекрасно известно.

Дима Попов будучи в начале девяностых годов избран на должность Председателя Российского Теософского Общества (РТО) просто банально и тупо, хотя ему самому возможно казалось, что наверно «умно» и так и должно, крал деньги и имущество общественной организации в которой и состоял Председателем.

Каждая организация для осуществления свой деятельности как известно располагает кассой, в которой хранятся деньги на её текущие расходы. Те, кто помнит ситуацию начала девяностых годов знают, что на тот момент не было никаких ограничений на хранение денег в кассе организаций и для многих из них наличные денежные средства, которыми они располагали, были куда важнее чем деньги на расчётном счёте. О банковских картах если и слышали, то только как о заграничных причудах. Перечисление денег кому-либо ещё не означало их поступление на перечисленный счёт. Могли прийти, могли прийти через месяц или полгода, могли вообще не прийти. А в Центробанк можно было пройти за взятку в банку икры, где вам могли самому предложить поискать ваши платёжные документы в кипе неразобранных и брошенных в угол мешков с бумажной корреспонденцией. Не было никакой автоматизации расчётов между банками и Центробанком. В банковских расчётов правил его величество бумажный документ. И если бы его потеряли, что периодически случалось, то всё конец — терялись и ваши деньги. Таким образом, в сфере расчётов между небольшими и средними, да нередко и крупными, организациями особое значение приобретали наличные деньги.

Так вот — когда Российское Теософское Общество реализовывало изданную его издательским подразделением литературу, то расчёты часто шли наличными деньгами. Наличные деньги поступают в кассу организации, через некоторое время по договорённости ими должны расплатиться с кредиторами. То есть должен был идти естественный для того времени процесс деятельности организации. Но в Российском Теософском Обществе этот процесс нормально идти не мог. Потому, что на пути естественного движения наличных денежных средств стояла «мохнатая лапа» Димы Попова. То есть, поступить-то в кассу деньги могли. А вот с выплатой кредиторам за услуги, материалы и прочее — возникали проблемы. Пока люди договаривались по телефону с кредиторами о выплатах денежных средств, зная что в кассе они на это есть, деньги из этой самой кассы уже исчезали, и когда люди пытались выяснить у господина Попова куда пропали только, что внесённые средства, они выдели только его улыбающуюся, а Дима Попова постоянно улыбается — даже когда его ловят за руку на краже, физиономию. Однако никаких объяснений о судьбе денег они от Председателя услышать не могли. А поскольку в другое «общество» — не «возрожденное» теософское, а возможно менее «высокодуховное», но зато в других смыслах более правильное, строгое и справедливое Дима Попов не попадал, и иного опыта общения, кроме как с людьми пытающимися по их мнению построить всеобщее братство и потому объясняющими действия Димы Попова только как острую необходимость, явление случайное или временное, которое пройдёт, то такое «мягкое» отношение к своим действиям видимо посчитал как естественное, а свой пост как полную индульгенцию на воровство. Говоря проще — Дима Попов стал красть больше и чаще, в любое время и в неограниченных количествах забирая наличные деньги из кассы, ничем не обязывая себя ни перед кем и не объясняя причин своих поступков.

При этом, господин Попов был вовсе не бизнесменом-хозяином собственного организованного им лично предприятия, а занимал выборную должность общественной, и как всеми считалось высодуховной организации. Занимая такую должность — он должен был бы своим поведением показывать всем другим людям пример. Но его пример состоял лишь в том, что члены теософского общества на тот момент не могли быть спокойны за судьбу денег и другого имущества общества и гарантировать их сохранность, если они каким-либо образом находились в пределах досягаемости самого же Председателя общества.

Такая ситуация могла продолжаться в течении ещё долгого времени и далее, если бы не стали происходить более интересные события в результате которых терпению даже таких далёких на раскачку и более чем нужно терпеливых лиц, из которых состояло «возрождённое» РТО, наконец пришёл конец. В помещение где располагалось РТО стали врываться посторонние и неизвестные люди, угрожать расправой и требовать вернуть деньги за переданную Российскому теософскому обществу на реализацию пищевую продукцию, консервы и банки с тушёнкой. Отчего естественно члены «высокодуховной» организации стали впадать в ступор, так как Председатель «возрождённого» Российского Теософского Общества — Дима Попов никого из других членов общества не ставил в известность по поводу использования ресурсов организации — её счетов, денег и печатей, для своих нужд и личного обогащения, заключая за спинами членов общества различные видов торговых договоров и прочих не имеющих никакого отношения к деятельности общественной организации сделок, чего по общему и справедливому мнению всех членов теософского общества он делать права не имел. (Истории того, как в помещения РТО врывались кредиторы, требования с их стороны оплаты и угроз за переданные на реализацию обществу продукты питания, о чём члены РТО даже и не подозревали, постоянно рассказывалась на существовавшем несколько лет назад «Портале теософического сообщества», как только речь заходила о деятельности на посту Председателя РТО Димы Попова, как негативный пример его разрушительной «трудовой» деятельности).

Сытые по горло «творческими» финансовыми инициативами Димы Попова, направленными на личное обогащение, и посчитав что данные факты являются неприемлемыми для духовной организации, члены общества выступили за изгнание Димы Попова за воровство и мошенничество из рядов теософского общества и лишение его статуса Председателя РТО. Ситуация разрешилась тем, что оставив вопросы духовности на попечение членов Российского Теософского Общества Дима Попов занялся решением вопросов вполне материальных и имущественных.

В своё время в распоряжении Российского Теософского Общества находилась богатая библиотека, которая собиралась совместно всеми членами теософского общества для общего совместного использования — как членов общества, так и лиц не состоящих в обществе, но просто интересующихся вопросами теософии. По слухам (потому, что после деятельности Димы Попова от библиотеки остались одни только слухи) в этой библиотеке находилось много интересных и редких книг и фолиантов, которые поступали в библиотеку в результате приобретения, дарения, нахождения, что называется всем миром и всеми членами общества или просто сочувствующими людьми. В один прекрасный момент эта библиотека была вывезена госпожой Е.А. Логаевой (работавшей редактором в издательстве «Сфера») по распоряжению Димы Попова в неизвестном направлении. С тех пор о нахождении и судьбе этой библиотеки известно не более чем о нахождении и судьбе библиотеки Ивана Грозного.

Украв и присвоим общественное достояние в виде библиотеки, Дима Попов совместно с господином Пилишеком С.В., принялись за «приватизацию» теософского издательство «Сфера», которое до конфликта считалось официальным издательством Российского теософского общества (на книгах издательства «Сфера» изданных до 1997 так и стоит — «Издательство «Сфера» Российского Теософского Общества»), декларировалось как принадлежащее ему и должно было использоваться только в его целях и ни в каких иных или других целях.

Однако после конфликта и изгнания за воровство и мошенничество Димы Попова с поста Председателя Российского Теософского Общества издательство «Сфера» оказалось как его актив выведенным из состава организации и из официального издательства теософского общества превратилось в личную собственность и личный актив господина Пилишека С.В. и самого Димы Попова, который стал занимать у Пилишека в издательстве должность главного редактора.

Так Дима Попов (уже совместно с Пилишеком) напоследок ещё раз обокрал Российское Теософское Общество, члены которого к сожалению состояли из таких людей, которые в меньшей степени обращали внимание на то, на кого в реальности зарегистрированы активы и права собственности, и кто именно управляет денежными потоками и финансами, и в большей степени витали в облаках, чем твёрдо стояли на грешной земле. Был такой грех, у многих выросших в советские времена — доверять (верить на слово), но не проверять.

Оставив Российское Теософское Общество с носом и фактически без порток и наложив свою нечистую лапу на всё, что имело хоть какую-либо материальную ценность и могло быть присвоено и унесено Дима Попов «гордо» покинул территорию Российского Теософского Общества. Однако при этом он совершенно не спешил выполнить решение членов РТО и передать им по их требованию необходимые для существования общества организационные документы и печать, которые ещё в течении долгого времени оставались в его личном распоряжении, что не давало возможности нормализовать деятельность общества.

Однако для того, чтобы не рассуждать по этому поводу голословно обратимся к имеющимся документам. Несмотря на то, что мы имеем дело с событиями двадцатилетней давности часть из них ещё можно разыскать в интернете:

«Также ставлю в известность, что назначение подобного комитета является крайней мерой и связано с многочисленными фактами нарушений Устава РТО и этических норм, принятых в Обществе, со стороны сложившего свои полномочия Председателя РТО — Попова Д.Н. и директора издательства “Сфера” — Пилишека С.В., которые допустили факт незаконного и, с точки зрения Устава РТО, необоснованного присвоения печати, символики и названия Общества, используя их в своих личных целях. На сегодняшний день имеет место факт незаконного удержания печати Общества, учредительных и регистрационных документов Общества и журнала “Вестник Теософии” несмотря на все требования и согласие со стороны Попова Д.Н. передать их мне, о чем он публично заявил на нашей встрече с членом ЦС РТО, директором музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке — Даниилом Энтиным. Об этом свидетельствуют письменный протокол встречи, трое присутствовавших членов РТО и произведенная магнитофонная запись. Эти и другие факты, препятствующие на протяжении последних лет оздоровлению обстановки в РТО и его выходу из затяжного кризиса, на мой взгляд, должны получить незамедлительную оценку со стороны каждого члена РТО, после чего, я надеюсь, большинство из Вас примет участие в заочной конференции и найдет мужество и духовные силы для преодоления вставших перед нами трудностей и решения задач, стоящих перед Братством Российских Теософов. (г. Москва, 8 октября 1996 год. Отв. Секретарь ЦС РТО ____ Журавлев В.А.)» (http://www.theosophy.ru/ts1990s.htm)

Нет ничего удивительного в том, что здесь всплывает фамилия господина Энтина, так как этот господин был одним из учредителей РТО и даже входил в его Центральный Совет, а Дима Попов был всегда известен как его протеже. Ласковый телёнок в этом случае предпочитал сосать молоко у тех коров, которые известнее и ими прикрываться от «ударов» судьбы — ну, то есть тогда, когда его ловили на краже денег и имущества организации. И что-бы господин Попов наконец отвязался от теософского общества пришлось даже съездить к господину Энтину.

Однако эта поездка вряд-ли имела какой-то практический результат, так как теософское общество получило свои необходимые для его работы документы и печати, только тогда когда от его имущества и активов практически ничего не осталось. И нужны ему эти документы и печати после такого разорения были примерно как мёртвому припарки.

Трудно поверить, что господин Энтин ничего об этом не знал. Как раз наоборот — Энтин прекрасно всё знал, но поддерживал в этом конфликте своего протеже. Один, хоть мошенник и вор, но зато свой и хорошо знакомый друг, а другие хоть и более честные люди, но вместе с тем незнакомые и из какого далёкого Российского Теософского Общества. Кто в таком случае возьмёт вверх? Если бы люди были порядочные то верх взяла была правда, но в случае с господином Энтином и Димой Поповом, что верх взяло то и взяло. И это взявшее верх — даёт понять другим ту простую истину о директоре американского музея Рерихов, что ты и сам недалеко отошёл от тех, кого ты поддерживаешь. В дальнейшем как все уже хорошо знают — господин Энтин всегда поддерживал Диму Попова и многократно предоставлял ему материалы для напечатания в издательстве «Сфера», которое Димой Поповым и Пилишеком было украдено у РТО.

Последующая история того, как Пилишек и Дима Попов решили обогатиться на издании низкопробных материалов предоставленных господином Энтиным, и на этой почве вступили в конфликт с МЦР достаточно хорошо известна, что-бы здесь повторять её снова. В результате этого конфликта деятельность издательства «Сфера» была парализована, но какую-либо жалость по этому поводу испытать сложно. Украденному кораблю не плавать — ворам капитанами на нём не быть.

Дальнейшим продолжением трудовой деятельности Димы Попова после «карьеры» в издательстве «Сфера» была работа в качестве директора библиотеки. Как тут не вспомнить здесь про его «опыт» работы с библиотекой теософского общества? Но и эта карьера Димы Попова также неожиданно оборвалась. Изгнанный с поста директора библиотеки он попытался подвязаться на ниве сотрудничества с Государственным Музеем Востока (ГМВ), и даже некоторое время был его работником, но и здесь испытал неудачу, и на некоторое время выпал из поля зрения. Но, как говорится в старой поговорке — известная субстанция не тонет, так и Дима Попов не «утонул» окончательно в безвестности, а наоборот имея богатый опыт по части «сохранения» (чаще правда в личной собственности) различного рода наследий, был вероятно в виду этого опыта востребован вновь. Изрядно постаревший и поседевший аферист всплыл вновь, но уже в качестве «хранителя» музея Рериха в Нью-Йорке (в связи с чем совершенно неудивительно, что часть рериховского наследия пошло из этого музея на продажу — http://www.roerichs.com/daniel-entin-prodaet-kartiny-nkr/), всё у того же самого его старого знакомого — господина Энтина. И всплыв приступил к новому этапу свой карьеры — через двадцать лет после фактического уничтожения одной общественной организации (РТО) приступил к мероприятиям и попыткам уничтожения другой общественной организации (МЦР). И это одна из причин почему мы сегодня можем наблюдать российское чиновничество и государственных служащих (среди прочих — заместитель директора по научной работе Музея Востока в Москве — Мкртычев Т.К., директор Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге Бондаренко А.А.) в компании мошенников и иностранных сект (заявленная в качестве участника «Община Храма Человечества в Халсионе» из США к рериховскому движению по факту отношения не имеет, является религиозной псевдохристианской сектой занимающейся вербовкой в свою секту среди членов рериховского движения) на таких мероприятиях, как например «Конференция русскоязычных групп рериховского движения в Америке» (май 2016). (http://zovnet.ru/roerich/articles10.htm#01)

Герман Косырев

Размещено в ВКонтакте в группе «Новости теософии»